“Эффект Стрейзанд”, или что произошло в пятом эпизоде “Эпидемии”

1
1410
“Эффект Стрейзанд”, или что произошло в пятом эпизоде “Эпидемии”

Досадно, друзья. Досадно, что мы ( в данном случае отечественный кинематограф), похоже, в очередной раз не смогли. Напомню, онлайн-кинотеатр Premier удалил пятый эпизод фантастического сериала «Эпидемия» о постапокалипсисе в России, снятого по мотивам романа Яны Вагнер «Вонгозеро». Шоу выходит по четвергам, и пятая серия была доступна к просмотру 12 декабря. Однако уже к субботе, 14 декабря, она исчезла с платформы, как и анонс шестой. В настоящий момент показ сериала, судя по всему, приостановлен до февраля 2020.

В своей рецензии на первую половину сериала я уже объяснял, почему ждал эту картину и почему её можно смотреть. Честно говоря, я даже готов простить им злополучный пятый эпизод, и буду, несомненно, смотреть сериал дальше, когда (или если, такое тоже возможно) показ будет продолжен. Сейчас же сказать хочется о другом.

“Эффект Стрейзанд”, или что произошло в пятом эпизоде “Эпидемии”

Идеальных сериалов на тему постапокалипсиса не существует. Каждое шоу, а их, к слову, не так уж и много, имеет своих фанатов, рейтинги, а так же значительную когорту хейтеров. И проблема здесь, на мой взгляд, в следующем. С одной стороны, существует определённое количество зрителей — поклонников, с разной степенью серьёзности относящихся к самой идее глобальной катастрофы, сметающей цивилизацию с лица Земли. Сколько нас, а я сам принадлежу к этой категории — неизвестно, но довольно много, это факт. Однако с точки зрения продюсеров, тем более серьёзных продюсеров — мы не самый лучший зритель. Во-первых, нас мало. Чтобы создать действительно серьёзную аудиторию, нас слишком мало. Во-вторых, мы обязательно перейдём в категорию хейтеров, потому что слишком хорошо разбирается в вопросе. В третьих, каждый тяготеет к определённой модели , поэтому, при всём желании, не получится создать продукт, полностью удовлетворяющий столь капризного потребителя. Поэтому эти шоу создаются не для нас.

Глобальная катастрофа в них выступает лишь фоном, действие же развивается вокруг извечных человеческих ценностей — дружбы, предательства, любви, ненависти, семьи, трусости или самопожертвования. Если брать наиболее удачные картины на тему классического БП, такие как «Рассвет мертвецов», «28 недель спустя», или экранизацию «Дороги» Кормака Маккарти, то всё это — фильмы. Полтора часа, плюс-минус, экранного времени. И растянуть эту историю, я имею ввиду День, Когда Пришёл Большой Полярный Лис, хотя бы на пару сериальных сезонов — задача не из простых. Ведь прежде всего, создатели этого контента обязаны думать о прибыли, иначе они вообще не должны заниматься подобными вещами. А готов ли обычный зритель, неискушённый в тонкостях выживания, еженедельно смотреть, как группа или отдельный герой справляется с последствиями вселенского Песца? С этой точки зрения «Ходячие мертвецы», к примеру, невероятно удачный коммерческий продукт. Потому что шоу не просто живёт вот уже 9 лет и 10 сезонов, но и расширяет свою «вселенную» новыми проектами. Как бы к нему не относилась определённая часть сурвайверов.

У нас, в России, с вообще, и с сериалами в частности, всё сложно. Мягко говоря. И всё же хочется, и я абсолютно уверен — далеко не только мне одному, чтобы сняли что-то достойное, пусть не шедевр, но хотя бы точно из категории «хорошее». В том числе и на любимую тему БП. Перенос действий на «родную почву» — дело благое, с точки зрения восприятия аудиторией. И дело не только в патриотизме. У нас свой менталитет, поэтому и у нас будет «свой», отличный от американского. И если постараться, то можно создать хорошую драму, понятную и близкую отечественному зрителю. Если постараться.

Команда «Эпидемии» взялась за довольно выигрышный, с точки зрения коммерции, проект — экранизацию бестселлера Яны Вагнер «Вонгозеро». История локальная, в том плане, что роман — это один сезон. И 8 серий казались вполне удачным форматом. Чем наполнили эти серии — другой вопрос, и здесь я его разбирать не буду, определённой критике он уже подвергнался в моей рецензии ранее.

Что же произошло в пятой серии? Из-за чего она, и все оставшиеся эпизоды, были сняты с эфира? А в пятой серии, друзья, команда облажалась. И этот печальный факт придётся признать. Я не знаю точно, читала ли Яна Вагнер какую-либо постапокалиптическую литературу на момент написания своего романа. Возможно, да. Или это произошло уже в процессе, потому что её роман, всё же, кое в чём выбивается из канона. А этот канон есть, и как раз несоблюдение этих традиций и вызывает у настоящих ценителей жанра недовольство и раздражение. Одним из этих канонических аспектов, главных аспектов (это важно!), является развал государственных и властных институтов под действием «обстоятельств непреодолимой силы». Герой (герои) становится инсургентом, вооружённым гражданином, сопротивляющимся властям, но лишь в момент надлома, краха самой системы. Это принципиальный момент. Классический БП не может нести в себе идей революции или экстремизма (а инсургенты, с точки зрения властей, экстремисты), потому что никакой власти уже нет. Всё рухнуло, и осталось лишь выживание в чистом виде. И настоящий осознаёт это чуть раньше остальных. Он уже не цепляется за прошлое, каким бы надёжным оно не выглядело, а берёт судьбу в свои руки. Фактически, он существует как повстанец считанные , максимум день или два. Дальше всё — остались только группы выживших. Носят ли они форму, считают ли себя, по инерции, наследниками властных структур, или, напротив, являются натуральной бандой отморозков — все они лишь группы, с абсолютно равными правами в этом новом мире. Это канон. жанра. И в произведении очень важно показать именно факт краха системы. Потому что только после этого у героя есть моральное право на защиту от ЛЮБЫХ посягательств на свою жизнь, и жизнь близких ему людей, его группы.

В этом плане у Яны Вагнер всё, как раз, по канону. Выживальщик — это «папа Боря», отец Сергея, мужа главной героини романа. Именно он первым из группы осознал, что система вот-вот рухнет, он охотник, даже браконьер, и у него есть оружие — важный аспект, о котором ещё пойдёт речь ниже. У Сергея тоже есть ружьё, и он тоже охотник, но он любитель, городской житель, ГРАЖДАНСКИЙ. Крах системы в романе начался с мародёров-солдат. Дезертирство — так же непременный атрибут БП. Дезертирами могут стать и профессиональные представители силовых структур, стремящиеся к спасению собственных близких, в этом случае их статус не несёт отрицательной составляющей. Это как мародёр — обычная и даже почётная «профессия» на руинах цивилизации. Однако если дезертир решил уйти на «вольные хлеба», то он либо недалёкий солдатик-срочник, либо профи, но уже бандит — то есть антагонист и законная «добыча» для положительных героев. Это тоже каноны, и их не следует нарушать. В романе и сериале были как раз два варианта таких персонажей. Яна Вагнер создала трусоватых и туповатых срочников, а в сериале их заменили на «спецуру», но уже перешедшую грань добра и зла и, потому проигравшую главным героям.

Однако в пятом эпизоде создатели сериала, по неведомой причине, шагнули в сторону.

Любое произведение, будь то книга или фильм, обязано быть логичным. Это может быть привычная нам логика, когда события развиваются по сложившейся схеме, «как в жизни». Или же персонажи действуют согласно воле автора, совершают ошибки, или даже безумства, но если это хороший автор, то нам понятно, что таков его замысел. В «Эпидемии» и «Вонгозере» власти, поначалу, пытались сдержать болезнь, блокируя её с помощью создания карантинных зон. Для подобных ситуаций существуют планы, они написаны умными людьми на основе реального опыта, и авторы обязаны эти планы читать. Когда всё начало разваливаться, народ хлынул из этих очагов, разнося заразу по окрестностям. Собственно, именно от этих обитателей карантинных зон и бегут герои романа. Волны заражённых, неконтролируемая никем и ничем слепая и безжалостная масса, так же ищущая укрытия от ужасной болезни, но несущая с собой только смерть.

А теперь, уважаемые знатоки, внимание — вопрос! Зачем расстреливать жителей посёлков? В романе герои наблюдали лишь последствия попыток создать некую «мёртвую зону» вокруг города, путём сжигания окрестных деревень. И да, они видели сгоревшие останки людей в этих домах. Однако было не понятно — сгорели они там уже умершими, или же было совершено злодеяние и людей, пусть и больных, сожгли заживо. Ясно было только, что эта отчаянная попытка провалилась. И это был лишь один из штрихов общей картины хаоса и катастрофы.

“Эффект Стрейзанд”, или что произошло в пятом эпизоде “Эпидемии”

В сериале некие люди в костюмах РХБЗ и с оружием в руках почему-то действуют в «лучших» традициях карателей времён Великой отечественной. То есть расстреливают мирных граждан. Причём делают это, с одной стороны, методично, проверяя каждый дом, а с другой — как-то не совсем планомерно. Потому что часть людей вывозят куда-то автобусами (по данным радиоперехвата их тоже расстреливают), а часть убивают прямо в домах или на пороге больницы. Кто и зачем это делает? По ряду признаков, это армейские подразделения, потому что герои проезжают блок-пост и слышат их переговоры по рации.

“Эффект Стрейзанд”, или что произошло в пятом эпизоде “Эпидемии”

Что, кстати, лажа, потому что гражданские и военные диапазоны не совпадают, не говоря уже о такой штуке, как разные каналы. Из этих же переговоров следует, что проводится некая глобальная операция, с привлечением даже пограничников. И снова я повторю вопрос — кто это делает, и зачем? Кто отдал приказ? В чьей голове родился этот людоедский план? По закону жанра нам обязаны были показать лицо, принявшее это решение. Потому что , как структура государства, так поступить не могла. Если это инициатива некой локальной группировки, пусть и весьма крупной, то зрителю обязательно нужно представить новоявленного Гитлера, и объяснить, каков смысл этих зачисток.

“Эффект Стрейзанд”, или что произошло в пятом эпизоде “Эпидемии”

Да, противостояние гражданских и государственных структур — непременный атрибут большинства произведений на тему постапокалипсиса. Однако здесь есть одно существенное но! Армия или , наиболее частые противники в таких ситуациях, выступают в этом случае как слепые исполнители чьих-то приказов, уже утративших актуальность. Подчинение этим приказам чревато гибелью, и герой это уже понял, а силовики ещё нет. Зачастую им самим лгут, что всё под контролем, что вот-вот прибудет вакцина, что будет . Люди в форме не злодеи, они такие же жертвы катастрофы, и это добавляет трагичности в произведение. Но извините, когда вы собираетесь хладнокровно застрелить мальчонку в затылок, вы уже превращаетесь в полноценного негодяя. Однако эту метаморфозу, причины, толкнувшие силовика на «тёмную сторону», так же необходимо обозначить зрителю (читателю), это закон жанра. Увы, в пятой серии «Эпидемии» ничего этого сделано не было, и мы лишь наблюдали череду нелепиц и откровенных нестыковок.

И даже капелька бальзама на души выживальщиков превратилась, к сожалению, в очередную ложку дёгтя в уже почти полной бочке пятого эпизода.

Никакого мёда! Я говорю об оружии. Инструмент, с помощью которого герои выбираются из критической ситуации — важнейший элемент произведения на тему БП. И наиболее распространённым и логичным является , если речь идёт о нашем времени. Оружие мы, те кто в теме, любим, ценим, разбираемся в нём, владеем им. Поэтому любой уважающий читателя или зрителя автор таких произведений просто обязан уделить немного внимания этому аспекту. Почитаемый мною Андрей Круз поднял эту тему на новую высоту, щедро добавив в произведения описания ТТХ оружия. Насколько эти описания будут подробны, решать уже автору, но этот элемент так же должен присутствовать, это канон, ничего не поделаешь, извольте соблюдать.

В сериале, наконец-то, показали ОРУЖИЕ, почти классическая схема, , набитый различным огнестрелом.

“Эффект Стрейзанд”, или что произошло в пятом эпизоде “Эпидемии”

Но что же вы дальше-то не следуете стандартам? Любой человек, умеющий обращаться с автоматом или ружьём, в первую очередь проверит затвор. Не заедает ли? Не засохла ли смазка? Неплохо бы ствол на просвет посмотреть, на предмет наличия посторонних предметов, ржавчины, или, не дай боже, каверн. Ну и классика — прицелиться. Это клише, но они необходимы, неискушённый зритель получает сигнал — раз клацает затвор, скоро будет стрельба, так он вводится в состояние предвкушения. Эти сигналы должны быть чётко обозначены, отдельным планом. Конечно, в данном случае и так было понятно, что будет драка, но подобные моменты, это как обязательный набор ингредиентов для любимого блюда. Без них — не то.

Несуразиц в серии много, их даже перечислять не хочется, но в том, как ляп с силовиками отразился на судьбе сериала, вина не только, и не столько режиссёра, сколько руководства канала. Да, скорее всего, мы столкнулись с цензурой, или звонком «сверху», но почему перед тем, как выпускать картину на экраны, вы, уважаемые руководители канала ТНТ-Премьер, не просмотрели все серии? Почему не оценили возможную реакцию, в том числе и политическую? Зритель не должен страдать, это проявление откровенного неуважения — вот так взять, и оборвать картину на середине. Всё то же «совковое» отношение к потребителю: не нравится — не бери, мы не расстроимся.

«А причём тут «эффект Стрейзанд»? — спросите вы. Дело в том, что в строгом соответствии с этим социальным феноменом (надеюсь, не нужно объяснять, откуда взялось название?) как только серию убрали с платформы, о ней заговорили в сетях. И в результате количество людей, посмотревших запретный эпизод, выросло в разы, потому что интернет помнит…

Положа руку на сердце, эпизод заслужил «наказания». А вот мы с вами — нет. Остаётся лишь надеяться, что когда-нибудь создатели отечественного контента научатся уважать потребителя. И будем ждать февраля, когда сериал вновь станет доступен для просмотра. Я, во всяком случае, жду.

Вадим Нэкомата, специально для подписчиков LAST DAY CLUB.

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. >>в пpoизвeдeнии oчeнь вaжнo пoкaзaть имeннo фaкт кpaxa cиcтeмы. Пoтoму чтo тoлькo пocлe этoгo у гepoя ecть мopaльнoe пpaвo нa зaщиту oт ЛЮБЫX пocягaтeльcтв нa cвoю жизнь, и жизнь близкиx eму людeй, eгo гpуппы.

    Тот, кто это написал, наверно не в курсе, что у любого человека — в отличие от скажем раба, служебного пса или рабочей скотины — ВСЕГДА есть моральное право на защиту от ЛЮБЫХ посягательств. В том числе от посягательств государства. На вас посягают — вы защищаетесь. Если есть суд — защищаться через него. Если суда уже нет (а государство почему-то еще есть, бывает), значит непосредственно. От рамок жанра это не зависит. Нет в художественном кино такого жанра — «описание пресмыкающихся», только в документальном о природе.
    Обеспечить гражданину право на защиту это тоже одна из обязанностей государства. И если оно свои обязанности не выполняет, то общественный договор считается расторгнутым.
    Впрочем, так принято считать у людей. Все остальные имеют право считать иначе.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Напишите ваш комментарий!
Ваше Имя