Рассвет городского кошмара: Как Красная Армия боролась с противотанковым оружием

1
1596

«Если при атаке обнаруживается, что некоторые танки разрываются на куски…», — таким «жизнерадостным» признаком предлагалось определять наличие у немцев «фаустпатронов». 75 лет назад, весной 1944 года, Красная армия впервые столкнулась с массовым использованием ручного противотанкового оружия.

Злые «фаусты»

Поставки «фаустпатронов» и «оффенроров» на восточный фронт начались ещё в 1943 году, однако блистательного бенефиса нового оружия как-то не случилось. В чистом поле его эффективность оказалась достаточно условной.

В начале 1944 года «фаусты» нередко попадали в руки бойцов Красной армии на разных участках фронта. Испытания неказистых трофеев на битых машинах с загруженным боекомплектом заставляли зло сплёвывать. «Фаусты» легко вызывали пожар и взрыв боеукладки. Отдельные агрегаты и детали танков разлетались в радиусе до 50-70 метров. Громкая премьера «ручной артиллерии» пехоты была уже не за горами.

Советский солдат готовится выстрелить из фаустпатрона (источник фото).

Неудавшийся ремейк Коломыи

Бодрый захват отрядом Бочковского Коломыи открыл дорогу бригадам 1-й ТА дальше на запад. Очередной целью катуковцев стал город Станислав. На него зашли грамотно, с заднего крыльца, — по шоссе к югу от города. По дороге собрали трофеями тысячу автомашин тыловых частей немецких дивизий. Вечером 30 марта к Станиславу подошли танки от Коломыи. Все было готово к броску на улицы.

В ночь на 31 марта 22 танка 1-й гв. тбр ворвались в город с юга. Они искусно маневрировали по улицам, семь машин добрались до железнодорожной станции. Однако затем начались сюрпризы. В Станиславе, конечно, были венгерские САУ «Зриньи», но не они стали главными героями разыгравшейся драмы.

В отчёте 1-й гв. тбр по итогам боя за Станислав о неприятном сюрпризе написали прямым текстом: «Солдаты, вооружённые „фаустпатронами“ и „офенрорами“ устраивали засады в каменных домах и полуподвалах, а затем при движении танков по улице расстреливали их почти в упор».

Ночной бой в Станиславе закончился для 1-й гв. тбр трагически. Потери составили 16 Т-34, в массе своей сожжённых. Из города к 10:00 31 марта вырвались только шесть танков.

В довершение всех бед, в Станиславе остался адъютант танкового батальона старший лейтенант Александров с закодированной картой, переговорной таблицей и штабными документами.

Вскоре к Станиславу подошли приехавшие из Франции эсэсовцы. Освобождение города отложили до 27 июля 1944 года. Ручное противотанковое оружие стало препятствием для захвата города кавалерийским наскоком.

Подарки с небес

Город Тарнополь стал одной из первых немецких «крепостей». Так называли города, подготовленные к круговой обороне в изоляции. Задачей «крепости» было лечь костьми в узле дорог, задерживая хоть ненадолго Красную армию. В Тарнополе вместе со сборной солянкой частей и подразделений армейцев и СС остались танки и самоходки, включая «пантеры». Впрочем, бронетехника гарнизона сразу же стала целью № 1 советской артиллерии. Её выслеживали и выцеливали, как дичь.

(Источник фото)

Снабжение гарнизона Тарнополя шло по воздуху — планерами и парашютными контейнерами. Помимо всякого нужного и ненужного барахла, на парашютах с ночных небес спускались «фаустпатроны» и «панцершреки».

Зимой 1941–1942 годов для усиления гарнизона окружённого Холма немцам пришлось попотеть — противотанковые пушки с расчётами доставлялись с помощью тяжёлых планеров. Теперь для наращивания средств борьбы с танками «крепости» Тарнополь требовалось куда меньше усилий.

Бурная агония обречённого гарнизона

К 1 апреля к востоку от «крепости» стояла наизготовку 12-я гв. тбр в составе семи Т-34 и двух СУ-85. По другую сторону фронта судорожно распаковывали «фаусты» и ракеты «офенроров». Через несколько часов они пошли в дело.

В ночь на 2 апреля, ревя моторами, танки и самоходки рванули в атаку. Безуспешную. Второго апреля гарнизон докладывал об уничтожении в уличных боях десяти советских танков, в том числе четырёх «офенрорами». При свете дня атаки возобновились. В угловые дома танки 12-й гв. тбр всаживали по 50-70 снарядов. В ответ из подвалов и окон летели кумулятивные гранаты.

Немецкие солдаты с «Офенрором» (фото: Bundesarchiv)

За 3 апреля в боях на улицах Тарнополя немцы заявили об уничтожении девяти советских танков (пять «офенрорами»).

Более половины выведенной из строя бронетехники приходилось на ручное противотанковое оружие.

К 4 апреля 12-я гв. тбр потеряла все боевые машины. Её вывели из боя и отправили получать пополнение с заводов.

Чтобы было понятно, о каких масштабах боёв идёт речь, поясню. По состоянию на 4 апреля у гарнизона Тарнополя численностью около двух тысяч человек пехоты имелось семь «офенроров» со 130 выстрелами, 390 «фаустпатронов 30» и 16 «фаустпатронов 60».

К 16 апреля «крепость» Тарнополь перестала существовать. Гарнизон уничтожили или взяли в плен. Однако при подведении итогов боёв пришлось сделать неутешительный вывод: «Борьбу с танками в населённом пункте противник ведёт с помощью противотанкового ракетного ружья системы „Ракетверфер“… Большинство наших танков, из числа уничтоженных в уличных боях в городе Тарнополь, было уничтожено именно этим видом оружия».

4-й гв. тк в боях за Тарнополь потерял 52 Т-34 и 15 СУ-85, 1827-й САП — три СУ-152, 1889-й САП — пять СУ-76. Рассвет танкового кошмара стал свершившимся фактом. При всех недостатках «фаустпатронов» и «офенроров» условия города были для них почти идеальными.

Опыт, оставшийся невостребованным?

Возникает закономерный вопрос: почему «звоночек» о появлении нового немецкого оружия не стал руководством к действию? Ведь до боёв на улицах Познани, Бреслау и Берлина оставался ещё почти год. Однако в техническом смысле советские танковые войска въехали в 1945-м на улочки немецких городов никак не подготовленными к огню «фаустпатронов».

Советские военные позируют на руинах «крепости» (источник фото).

Есть несколько объяснений. Во-первых, честные эксперименты на полигоне показали бесполезность против «фаустпатронов» экранов немецкого типа. То есть навешанных на танк тонких броневых листов. «Кума» благополучно прошивала и экран, и броню за ним. Во-вторых, бой в городе — это всё же редкость. Модернизировать все танки? Делать комплекты городского боя? Поэтому экранировка танков и САУ Красной армии носила кустарный характер и выполнялась ремонтниками сообразно их чувству прекрасного. Это были, конечно, не кроватные сетки, а наборные экраны из прутка. Эффект они имели скорее психологический.

В наши дни экраны из полосы и прутка на бронетехнике получили вторую жизнь из-за пьезоэлектрических взрывателей гранат РПГ. Есть шанс, что граната застрянет между прутьев без касания пьезоэлементом брони. А вот «фаусты» имели инерционный взрыватель — и срабатывали вне зависимости от точки попадания.

Автор — Алексей Исаев | Warhead.su

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Напишите ваш комментарий!
Ваше Имя