Габриэль Суарез в особых представлениях русскоязычным читателям не нуждается. Одним из первых американских инструкторов он приветствовал нас со страниц российского издания «Солдата удачи». Именно его «Тактическое преимущество» было первой переводной книгой по тактике, изданной большим тиражом (хвала издательству Гранд Фаир за правильный выбор). Именно его «Тактическая винтовка» стала настольной книгой всех практических стрелков на пост-советском пространстве.

Гейб Суарез Слишком просто, чтобы быть «тактическим» - Last Day Club (2)Этот инструктор имеет за плечами солидный опыт службы в полиции, а также участия в реальных перестрелках. Но даже не это главное. В ряду подобных ему учителей Суареза выделяет то, что он находится в постоянном поиске новых идей и проверке уже полученных знаний.

Многих раздражают его нападки на некоторые постулаты науки стрельбы, но все подчинено единственной цели – выжить в огневом контакте. И если ради этого придется признать свою неправоту или подвергнуть критике устоявшиеся аксиомы – что ж, дело того стоит. Материал, преподаваемый Гейбом, очень просто воспринимается, из-за простого языка повествования, скрашенного изрядной долей юмора.

Достаточно посмотреть, как лихо он обошелся с четырьмя «священными заповедями», преподанными великим Полковником (Джеффом Купером, если кто не в курсе), и чтимыми не одним поколением стрелков. В книге «Тактическая винтовка» (недавно переведенной нашими энтузиастами на русский язык) они изложены в своем первоначальном варианте, но в последующих публикациях выглядят иначе. Итак, слово герою статьи…


Гейб Суарез о правилах безопасности

Правило первое: Относитесь к любому оружию как если бы оно было заряжено. Заметьте, я не сказал традиционную фразу “Любое оружие всегда заряжено”, потому что это не так. И тем не менее оружие бесполезно, если оно не заряжено. Таким образом мы всегда начинаем с предположения, что оружие заряжено. Когда мы используем оружие для целей иных, чем стрельба, мы первым делом проверяем его состояние и, если это необходимо, разряжаем его. На стрельбище у нас всегда заряженное оружие . Если вам нельзя доверить находиться там с заряженным оружие м, почему вы вообще пришли на занятия?

Правило второе: Не обращайтесь небрежно с оружием. Заметьте, мы не говорим “Я никогда не направлю оружие туда, куда я не хочу стрелять.” Почему? Потому что оружие ВСЕГДА направлено на что-то. Даже если ваше оружие надежно зафиксировано во внешней поясной кобуре, одобренной IDPA и благословленной адептами практической стрельбы, ствол будет направлен вам в ногу каждый раз, когда вы выхватываете оружие из кобуры. Давайте смотреть на вещи реалистично.

Кто-то скажет: давайте определим, что такое небрежность. Небрежность – это неконтролируемое направление оружия. Мы все когда-то были этому свидетелями. Но опять же, в правильном контексте. В некоторых ситуациях, связанных с применением оружия , необходимо направить оружие на того, кто только предположительно является противником. Такие действия не нарушают второе правило.

Кроме этого, посмотрите, как вы выхватываете оружие . Если только вы не стоите в позе балерины с прижатыми друг к другу ногами (малопригодное для ведения боя положение), ствол оружия перекрывает ногу каждый раз при выхватывании оружия их кобуры и возвращении в кобуру. Этого нельзя избежать без ущерба для тактической целесообразности, и это НЕ является нарушением техники безопасности. Надо ли нам полностью изменять наш образ действий для того, чтобы ствол ни при каких условиях не перекрывал тело? Едва ли. Следует просто отдавать себе отчет в том, что вы делаете и быть внимательными. Избежать проблем помогает правило номер три.

Правило третье: Держите палец вне спускового крючка, на рамке, до того момента как приняли осознанное решение стрелять. Это последний способ застраховаться от случайного выстрела. Заметьте, я не говорю “Я никогда не коснусь пальцем спускового крючка, пока прицельные приспособления не будут совмещены с мишенью“. Почему? Потому что прицельные приспособления не всегда выровнены с целью, когда нужно стрелять. К тому же мы обучаем бесприцельной интуитивной стрельбе наряду с прицельной. Не касайтесь спускового крючка при любых манипуляциях с пистолетом, в случае боевого применения и в иных случаях. Достаточно просто и безопасно.”


И это при том, что к самому Д. Куперу герой нашего рассказа относится с большим почтением. Наверняка такая интерпретация базовых постулатов обращения с оружие м кому-то покажется чересчур вольной и даже опасной. Но именно такой подход к мерам безопасности является практичным. Например, при отражении нападения на автомобиль со стороны водительского сидения, Суарез проводит пистолет не вокруг рулевого колеса, а возле груди. Тем самым нарушает «классическое» второе правило, «цепляя» стволом ноги. Что сделать приоритетом – «боязливое» отношение к оружию или скорость наведения на цель? Для Гейба ответ очевиден.

Гейб Суарез Слишком просто, чтобы быть «тактическим» - Last Day Club (3)«Досталось» от Суареза и другому детищу великого Полковника – знаменитому цветовому коду. Этот код, первоначально использовавшийся в американской 82-й воздушно-десантной дивизии, применен Купером для оценки состояния готовности стрелка к бою. Но, по мнению Габриэля, уповать на постоянную подготовленность к перестрелке не стоит.

«Плохие парни» вполне смогут усыпить бдительность. В этом убедился и сам герой статьи, сумевший незамеченным подбираться к нескольким «оружейным гуру», уверявшим, что они «всегда начеку». Опять же, речь идет не о самолюбовании или желании унизить коллег. Просто нужно понимать, что неприятности МОГУТ застать вас в абсолютно расслабленном положении. И определенную долю тренировок следует проводить с учетом этого фактора.

Большое внимание уделяется и внутреннему настрою. Верная психологическая установка в бою значит больше, чем самое совершенное снаряжение. Суарез – сторонник активных действий при нападении, хотя и призывает соблюдать осторожность. К примеру, один из учеников Гейба оказался в банке во время ограбления. Ему удалось незаметно извлечь личное оружие , но поскольку преступники действовали «чисто», и прямой угрозы для жизни окружающих не представляли, пистолет так и не был пущен в ход. То есть действия должны быть адекватны угрозе. А вот если вопрос стоит ребром, следует позабыть в всяком гуманизме и естественном для воспитанного человека страхе причинить вред ближнему своему.


Стрелковая боевая система Суареза

Постепенно (этот путь можно проследить, если понаблюдать за его работами, начиная с его публикаций 90-х) стрелковая система Гейба претерпела определенные изменения. Точкой отсчета можно считать школу все того же Джеффа Купера, из которой вышло подавляющее большинство американских стрелков. Остальной «огнестрельный» мир тоже меняется, во многих курсах обучения прослеживается как «афгано-иракский» след ветеранов, так и влияние практической стрельбы.

Однако, из-за опыта работы в полицейской сфере, путь Суареза ближе для среднего «вооруженного профессионала». Он не делает ставку на применение бронещитов и не советует модные «разгрузки», которые более подходят бойцам элитных подразделений, чем патрульному полицейскому или простому человеку, решившему осмотреть свое домовладение на предмет непрошенных гостей. Гейб даже советует в повседневной жизни не одеваться вызывающе «тактикульно», дабы не стать первейшей целью преступников (скажем, в очереди к кассе, куда ворвались накачанные наркотиками грабители).

Гейб Суарез Слишком просто, чтобы быть «тактическим» - Last Day Club (4)

В то же время, он не зациклен на минимальном наборе нужных навыков, а ратует за постоянный прогресс в сфере личной подготовки. При условии, что более сложные вещи повышают эффективность действий.

Суарез считает, что фразы типа «мы не Дельта, мы гражданские, и нам не нужен интенсивный тренинг» являются вредными. Вы или боец, или сиська, без промежуточных вариантов. Будьте воином в своем сердце, живите как воин – и вы увидите изменения вокруг вас.

Хороший пример – курсы «Партизанского снайпинга». С одной стороны, судебная практика и криминальная статистика отмечают, что дальность стрельбы в типичных ситуациях самообороны составляет несколько метров. Так зачем же изучать искусство меткой стрельбы на дальние дистанции? Ответ лежит в анализе угроз, с которыми может столкнуться каждый. Скажем, во время урагана Катарина 2006 года 300 полицейских офицеров оставили свои посты ради спасения собственных семей. Что было дальше – знают все. Так что в случае подобного стихийного бедствия выжившие вполне могут столкнуться с целыми бандами мародеров. Другим весьма вероятным сценарием является противостояние «активному стрелку», засевшему с дальнобойной винтовкой, как это случилось в «Техасской Башне» в 1966-м году.

Пытаясь охарактеризовать путь развития тактической мысли Суареза, обязательно замечаешь его стремление увязать стрельбу с другими навыками выживания, как то – поддержанием физической формы, экстремальным вождением и парамедициной. Особенно тесна связь с рукопашным боем и фехтованием, откуда он не стесняется заимствовать не только техники, но и принципы для развития мастерства управления огнестрельным оружием.

Гейб Суарез Слишком просто, чтобы быть «тактическим» - Last Day Club (5)По мнению Гейба, все боевые системы должны «поливаться кровью» и проверяться на практике. Чем дальше от боевого опыта, тем больше стилизации и акцентов на ненужных деталях. Что уводит нас от практического зерна боевой системы.

В духе рекомендаций Брюса Ли, Суарез имеет открытый ум, чтобы воспринимать новые идеи. Чего стоит его сотрудничество с представителями российского боевого искусства «Systema». Несмотря на распространенное у нас скептическое отношение к системе Рябко-Васильева, подача материала инструктором Сонни Пузикасом заслужила внимание Гейба и его тренингового центра. Пузикас – хорошо физически подготовленный и обладающий наработанной техникой специалист. Поэтому мы видим ряд заимствований (в частности – в «нижней акробатике») из русских стилей. И плевать на критику в интернете. Если это работает – ему найдется место в Suarez International.

Другой пример – возвращение «к истокам» в виде методик Фэйрберна-Эпплгейта времен Второй мировой. Бесприцельная (инстинктивная) стрельба подвергается в стрелковом сообществе прямо-таки фанатичным гонениям. Широко распространенная в свое время, «инстинктивная стрельба» высмеивается и признается не просто неэффективной, а даже вредной. Скажем, стандартную стойку называют не иначе как «приседом на горшок».

Гейб Суарез Слишком просто, чтобы быть «тактическим» - Last Day Club (6)

Суарез и здесь отказался выплескивать младенца вместе с водою, и весьма охотно использует наработки инстинктивной стрельбы в ближнем бою. Причем не только с использованием пистолета, но и длинноствольного оружия .

Тактический стиль Суареза – это практичность, целесообразность и постоянная готовность к изменениям с учетом боевого опыта или появления новых методик подготовки. И еще – неограниченный выбор оружия и средств защиты. Никаких компромиссов, никаких комплексов.


Суарез: выбор оружия и оружейных аксессуаров

Глок 17

Пистолет «Глок 17» как нельзя лучше укладывается в оружейное мировоззрение героя статьи. Он простой, легкий, многозарядный и относительно компактный – все то, чего ожидаем от современного пистолета. У этого оружия отсутствует неавтоматический предохранитель, зато имеется целая система, препятствующая случайному выстрелу. Пистолет, как средство самообороны, всегда является последним барьером между жизнью стрелка и угрозой. Поэтому он должен носиться в безопасном положении и в то же время максимально готовым к выстрелу. 9 мм патрон тоже выбран не случайно. Он легче и компактнее, чем патрон .45 калибра. По словам самого Суареза, за всю свою полицейскую карьеру он лишь раз видел «нейтрализацию с одного выстрела», и это был именно 9-мм патрон.

Гейб Суарез Слишком просто, чтобы быть «тактическим» - Last Day Club (8)Впрочем, «родной» Глок не совсем удовлетворил Суареза, так что он внес некоторые усовершенствования в конструкцию оружия, заменив ствол и затвор. Теперь пистолет похож на реквизит к играм о Сэме Фишере, но эти усовершенствования несут сугубо практический смысл. Глушитель здесь – не аксессуар для игры «в шпионов», а вполне практичное устройство, которое бережет уши стрелка и нейтрализует дульное пламя.

Теперь на оружие может устанавливаться коллиматорный прицел. Оправдывая титул оружейного пророка, Суарез уверяет, что через десяток лет «пистолеты для повседневного ношения» поголовно будут оснащены такими прицелами. Использование коллиматора в ближнем бою делает возможными точные выстрелы по малоразмерной цели (скажем, части ноги или плеча противника, которые выглядывают из-за укрытия) или поражение преступника, укрытого за заложниками. Помимо всего прочего, прицеливание становится более удобным и инстинктивным – не отрывая глаз от угрозы (естественная реакция организма), следует лишь вывести красную точку в область прицеливания.

Кроме повышения скорости наведения оружия на цель, использование «красной точки» делает возможными сверхдальние выстрелы (порядка 100 метров и дальше). Таким образом, даже при отсутствии под рукой винтовки или карабина, стрелок может если не уничтожить, то хотя бы «подавить» противника. Участившиеся инциденты в торговых центрах и кампусах выдвигают новые требования к личному оружию . Конечно, пистолет в дуэли всегда уступит автомату, но и его может быть достаточно для человека, который хорошо обучен и правильно мотивирован.

Кстати сказать, коллиматоры в «Суарез Интернешнл» ставятся не только на пистолеты, но и на классические винтовки со скобой Генри. Ничего святого!

Автомат Калашникова

И все же самым мощным ударом по образу американского «тактикульного мачо» Габриэль нанес своей приверженностью к автомату Калашникова. В течение многих лет советский автомат представлял собой мишень для насмешек американских специалистов по огнестрельному оружию . Но вот в США начали завозиться партии АК. Сначала – их покупали из-за демонического образа и дешевизны. Со временем оказалось, что система не так плоха, как об это распинались армейские сержанты (тут нужно заметить, что аналогичный процесс в отношении западного оружия происходит и на пост-советской территории, но гораздо медленнее). Но американские обыватели не торопились выбирать автомат Калашникова в качестве оружия для защиты.

Гейб Суарез Слишком просто, чтобы быть «тактическим» - Last Day Club (10)

По мнению Суареза, многие критические замечания в адрес конструкции являются надуманными. Не следует забывать о том, что «Калашников» создан после Второй Мировой войны на основе богатейшего опыта применения стрелкового оружия. Тогда был сделан вывод, что дистанция боя редко превышает 300 метров. Поэтому боеприпас, используемый в АК – 7,62х39, хорошо работает на ближней и средней дистанции. Он похож на промежуточный патрон .30 (7,62х33) от карабина М-1, самого массового американского оружия Второй Мировой. Открытые прицельные приспособления на автомате предназначены, прежде всего, для быстрой стрельбы на небольшие расстояния, и подобны тем, что имеются на пистолете. Что касается «неудобной» рукоятки затвора, то такая же была на винтовке Гаранда или карабине М-1 и никаких нареканий не вызывала.

Не удивительно, что когда американский журнал «Guns and Аmmo» решил издать спецвыпуск, посвященный АК, именно Суареза попросили осветить некоторые вопросы, связанные с выбором оружия этой платформы. По его мнению, выбирать следует «кастомизированные» варианты, прошедшие через руки таких мастеров-оружейников, как Марк Кребс, Джим Фуллер, Марк Грехэм или хотя бы болгарской фирмы «Aрсенал».

Итак, экс-коп предпочитает именно «калаш», причем советует не вносить в его устройство кардинальных изменений. Особенно он против раздвижных прикладов в стиле М-4, Габриэлю больше по душе простой и надежный пластиковый приклад от АК 100-й серии.

Самым большим «нововведением» можно считать установку в районе целика коллиматорного прицела «Aimpoint H-1». Эта кроха, хоть и стоит больше, чем весит, является отличным средством для повышения скорости и точности прицеливания в боевых условиях. Крепким, надежным, и не зависящим от батареек. Также Суарез считает полезным установку фонаря «SureFire» сбоку от ствола автомата. Также не самый дешевый выбор, зато надежный и долговечный.

Что касается ремня, то, по признанию Габриэля, в одном из рейдов по захвату нарко-лаборатории у него случилась неприятность из-за «трехточ

 

ечного» ремня для МП-5. С тех пор он не «привязывает» оружие к телу, используя ремень лишь для переноски оружия . Другое дело, что этот ремень должен быть прочным.

Гейб Суарез Слишком просто, чтобы быть «тактическим» - Last Day Club (11)В выборе магазинов Суарез остановился на болгарских пластиковых 30-зарядных магазинах из-за их прочности и легкости. В качестве доказательств он даже выполнил несколько отжиманий с автоматом, упираясь магазином в землю (впрочем, этот «трюк» он потом демонстрировал и с другими автоматами). Выглядит впечатляюще.

Наконец, для своего оружия Гейб остановился на калибре 7,62, а не 5,45 мм. Возможно, кое-кто его не одобрит. Но нужно понимать, что в свободной продаже (даже в США) нет патронов с бронебойными пулями. Поэтому на полевом тесте, проведенном самим Суарезом, 7,62-мм пуля Cor-Bon DPX продемонстрировала лучшие характеристики при обстреле шлакоблока, и лучше держала траекторию при стрельбе через кусты.

В пользу АК говорит, конечно же, и его надежность в работе. Нужно очень постараться, чтобы сделать «калаш» неработоспособным. Слетела крышка ствольной коробки – нет проблем, автомат продолжает работать. Эта крышка, по сути, нужна лишь для предотвращения попадания грязи и пыли в механизмы, и чтобы удерживать смазку на деталях. Если же извлечь возвратную пружину – оружие превращается в несамозарядную винтовку, только затвор при выстреле придется придерживать за рукоятку.

К тому же, на рынке имеются неплохие «клоны» АК – израильские», ЮАР-овские, румынские, да и сами американцы наладили его поточный выпуск.

Дробовики

Интересным оказалось его отношение к гладкоствольному оружию. По примеру своего друга Чака Тейлора, Суарез классифицировал ружья на несколько поколений. В первом оказались неавтоматические «переломки». Эти ружья используются для охоты и спорта. Они стреляют и попадают, но для боя не годятся, прежде всего, из-за низкой скорострельности. Во второе поколение попали помповики. Ружья типа «Ремингтон 870» по сей день используются полицейскими и охранными подразделениями, хотя для их перезарядки требуются усилия стрелка. Следующим шагом стало появление самозарядных ружей. Модели типа «Ремингтон 1100», лишь немного более требовательные к качеству боеприпасов, стоят на более высокой «ступени развития».

Гейб Суарез Слишком просто, чтобы быть «тактическим» - Last Day Club (13)Вершиной гладкоствольных ружей Суарез считает «Сайгу» сотоварищи. Главный ее козырь – наличие быстросъемного магазина, что существенно ускоряет перезарядку. Помимо всего прочего, должным образом модифицированное ружье этой марки максимально приближено к АК. Что позволяет избавиться от затратного по времени и боеприпасам переучивания на новую «платформу». Успехи российских ружей в открытом классе МКПС подтверждают правоту Гейба.

Соглашаясь с эффективностью дробовика как оружия ближнего боя, Габриэль настаивает на правильном определении целей, ставящихся перед этим оружием. Так, некоторые стрелки c помощью высокоточных стволов, подбора пулевых боеприпасов и установки оптических и коллиматорных прицелов пытаются поднять точность стрельбы до уровня винтовочной.Не проще ли взять винтовку? Точности дробовика не достаточно для решения задачи по поражению преступника, укрывающегося за заложником. Эту задачу гораздо лучше решает обыкновенный пистолет.

Не согласен Суарез и с часто пропагандируемой «универсальностью» ружья. По его словам, полицейские имеют отдельные, специально назначенные дробовики, предназначенные исключительно для одной роли: выбивания дверей, отстрела несмертельных или газовых боеприпасов и т.п. Учитывая то, что дробь годится лишь для поражения целей на небольших расстояниях, в арсенале стрелка остается только 2 типа боеприпасов – пулевые и картечные. Да и то, Габриэлю известен лишь один (за десяток лет активных обсуждений в Интернете) случай, когда стрелок сменил картечь на пулю в ходе реальной перестрелки.

С другой стороны, мощь картечного снаряда и его естественное рассеивание создают отличные характеристики для гладкоствола в бою на ближней дистанции. Суарез рассказывает эпизод из своей биографии, когда во время службы они остановили машину с подозреваемыми. Дело было ночью, и «плохие парни» начали разбегаться во все стороны. Габриэль, преследуя одного из преступников, мог различать лишь белую майку последнего да вспышки выстрелов. Тем не менее, уже второй сноп картечи уложил оппонента на месте. По мнению экс-копа, с такой огневой задачей не смог бы справиться ни пистолет, ни винтовка.

Оружейные аксессуары

Касаемо выбора аксессуаров, модным «тактическим» жилетам Суарез предпочитает сумки средних разметов, которые крепятся на ремне и могут дополнительно фиксироваться на бедре или на поясе. Такая сумка может храниться совместно с оружием, а ее надевание занимает минимум времени.

Суарез также советует одевать резиновую петлю от Magpul на магазины «Сайги», снаряженные пулевыми боеприпасами, чтобы на ощупь отличать их от картечных.

Его внимание привлекли также «винтовки общего назначения» – оружие , с котором можно решать разнообразные задачи: использовать в ближнем бою, свалить буйвола, поразить цель на 400 ярдов, прострелить мотор автомобиля. Конечно же, такой универсальный инструмент будет уступать специализированным, но способен на все перечисленное, а его конкуренты – нет. Наиболее пригодными к такой работе могут считаться винтовки под патрон .308 Винчестер: М1А, ФН ФАЛ, АР-10, Г3 и Сайга 308. При этом размеры винтовки не должны быть чрезмерными, поэтому та же ФАЛ предпочтительнее в стиле «Конго», а М1А – «СОКОМ», то есть модификации с укороченным стволом. Кроме того, в эту категорию можно отнести и ПСЛ – фактически, СВД «румынского разлива». Габриэлю наверняка пришлась бы по вкусу СВУ, выпускайся она в гражданском варианте – короткая, но с мощным боеприпасом и длинным стволом.

При этом, вес оружия и боеприпасов не слишком смущает инструктора. По его словам, мужчине, не способному таскать подобную винтовку, следует подкачаться, а не пенять на вес «инструмента».

Гейб Суарез Слишком просто, чтобы быть «тактическим» - Last Day Club (9)

Ключевым моментом для полного раскрытия потенциала мощного патрона является правильный выбор прицела. «Красная точка», такая популярная в ближнем бою, здесь не годится, так как здесь требуется уверенное попадание на расстоянии от 100 до 300 ярдов. Впрочем, с хорошей оптикой можно рассчитывать на неплохой результат и за отметкой «500».

Суарез отмечает, что его ФАЛ с установленным прицелом «Буррис 3-9» неплохо зарекомендовала себя в курсе «партизанского снайпинга». Подходящим для большинства случаев можно считать ACOG или «Льюпольд Mk 4» 1.5×5. А вот прицелы типа «Скаут» хороши лишь для ближнего боя, и единственная причина их популярности на винтовках Гаранд М1А состоит в технически более простом способе установки на оружии .

Источник


Читайте также:


Тэги:

IDPA | IPSC | автомат Калашникова | аксессуары для оружия | Гейб Суарез | дробовик | личная безопасность | огнестрельное оружие | пистолет | практическая стрельба | тактика | тактическая стрельба | тренировка | тюнинг оружия | чтиво |

Нет комментариев

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Дорогие друзья, камрады и уважаемые наши читатели! Мы уважаем авторское право и готовим для вас только качественный контент - наши статьи авторские и уникальные! Если берете наш материал на публикацию, указывайте ссылку на источник! Ваша карма будет чиста, и оружие не даст осечек!

Наши друзья       Наша команда       О нас       Связаться с нами

Ragnarok Solutions © 2017

или

Войдите со своими учетными данными

или    

Забыли свои данные?

или

Create Account