Огнестрельное оружие, которое до сих пор активно используется в Кабуле

0
1667

«Продавая огнестрельное оружие, мы разжигаем войну»

Начиная с 1979 года, в Афганистане идёт непрекращающийся военный конфликт. Спорить и рассуждать о том, кто был прав, кто виноват и кто до сих пор не даёт конфликту прекратиться, мы сейчас не будем – отставим до лучших времён. Это особая дисциплина «Специальной олимпиады», в которой стороны немало говна друг на друга уже вылили. В том числе и на официальном уровне.

А поговорим мы лучше о том, без чего ни один военный конфликт невозможен – об огнестрельном оружии. Автор статьи (Майлс Вининг — прим. пер.) исследовал три основных рынка в Кабуле, на которых можно было приобрести огнестрельное оружие. Изучалось, что вообще можно купить, в каком состоянии и за сколько вечнозелёных американских долларов это можно сделать.

Кроме того, автор изучил как законные методы приобретения оружия, так и не слишком законные. Что не удивительно для страны, где подпольный оружейный рынок многократно превышает официальный.

Легальное огнестрельное оружие

Подавляющее большинство оружия, которое официально продаётся на территории Афганистана, считается незаконным без специального разрешения, выдаваемого Министерством Внутренних дел. Право на официальное ношение пистолета может получить любой гражданский, вот только процесс этот очень долгий и нудный. Кроме того, нужно заручиться поддержкой как минимум двоих чиновников, которые возьму т на себя ответственность, если оружие будет использоваться не по назначению.

Частная охрана носит оружие на законных основаниях.

Самозарядные винтовки и автоматические карабины, представленные как всеми нами любимым АК, так и другими вариантами, калибрами и странами, принадлежат преимущественно частным охранным компаниям, контролирующим определённые территории и выдающим собственные лицензии. Их приобрести проще, но дороже, поскольку взятки на этом этапе уже не просто полезны, а необходимы.

А часть граждан Кабула просто приобретает оружие на официальных рынках, не заморачиваясь получением лицензий. Это технически незаконно, так что если этих товарищей обыщут, то оружие обязательно конфискуют. И штраф наверняка впаяют. Вот только люди обращают на этот риск мало внимания, поскольку шанс быть подстреленным или похищенным в тех местах, где силы безопасности не могут обеспечить регулярное присутствие – куда выше. Особенно велик риск похищения с целью выкупа.

Некоторые бизнесмены также открыто носят огнестрельное оружие из-за угрозы похищения.

Легальное, но не очень

Как и в соседнем Пакистане, у гражданского населения есть лазейка в законе, касающемся приобретения оружия. Касается она коммерческого приобретения дробовиков и антикварного огнестрельного оружия. Поскольку обе этих категории не используют патроны, которые в ходу у вооружённых представителей других стран, это автоматически позволяет местным жителям их использовать без каких-либо рисков с точки зрения закона.

В старинном районе Кали-Пушта (Kuli-Pushta), расположенном по берегам одной из рек Кабула, находится рынок, где кроме продавцов кур, продуктов питания и одежды, располагается и некоторое количество магазинов, торгующих дробовиками.

В основном там можно найти дробовики 12 и 16 калибров, которые ввозятся из Турции. Особой популярностью пользуются UTAS, Dreynayva и Asil. Они настолько распространены, что мало отличаются от тех же самых дробовиков, что турки поставляют на внутренний рынок США.

Высокотехнологичный турецкий дробовик.

Помимо классических помповых дробовиков и оружия с пистолетными рукоятками, рынок Кабула, как и в США, заполнен разнообразными «тактическими» приблудами. Дробовики с низкокачественными китайскими лазерными прицелами, оптикой и фонариками можно найти в практически каждом магазине. Даже увеличитель магазинов можно найти, которые ничем не отличаются от тех, что можно приобрести в США.

В среднем по рынку, цена редко превышает 500 долларов. Так, например, полуавтоматический полностью экипированный дробовик можно приобрести за $300 . Помповый дробовик с трубчатым магазином – примерно за $200. А самодельный переломный дробовик из соседнего Пакистана обойдётся в 60 баксов. Но это «нижний сегмент рынка», особенно если говорить о надёжности.

Дробовик, сделанный вручную буквально из подручных материалов.

Такое огнестрельное оружие интересует не только гражданских в рамках самообороны и защиты своего дома. Некоторые охранные компании, которым неохота морочиться с получением правительственной лицензии, тоже активно его используют. Да, оно менее эффективно, нежели автомат Калашникова 7.62×39, но против воров и легковооруженных преступников помогает. Только против представителей организованной преступности или разнообразных воюющих подразделений они бесполезны – огневая мощь недостаточна.

«Серый рынок»

Возможно, самое большое количество используемого огнестрельного оружия в стране происходит из пакистанского региона FATA. В провинции Пешавар (Peshawar), например, уже более сотни лет занимаются изготовлением подобного оружия. Изначально – в рамках противостояния британской колониальной системе, а потом – просто привыкли. На западе этот торговый маршрут известен как «Оружейный путь Khyber Pass», в честь долины, которая соединяет Кабул и Пешавар. Также известны умельцы из городов Дари и Пашту, которые тоже активно снабжают афганский рынок.

Клон классического советского пистолета Макарова, сделанный в Пакистане «компанией» Darrai.

Качество подобных изделий варьируется от пристойного, до рискующего взорваться при выстреле, поскольку контроль надёжности подобных изделий попросту отсутствует. Поэтому и цены на них существенно ниже западной продукции.

Так, например, пакистанская копия пистолета Макарова стоит примерно $300-400, тогда как оригинальное оружие можно и за 1000 долларов не найти. Есть даже пакистанская версия Калашникова – за 400 долларов. А копии западных образцов, типа Beretta M9s или Walter P5s, в любом случае будут стоит в районе тысячи долларов.

Чёрный рынок оружия в Кабуле

Чёрный рынок огнестрельного оружия в Кабуле наполнен как импортом, так и огнестрельным оружием, оставшимся после периода правления моджахедов. Да и склады афганской армии, которая развалилась в 1992 году, тоже серьёзно пополнили чёрный рынок. Не говоря уж о том, что поставляли в страну ОАЭ и Саудовская Аравия через границу с Пакистаном. За этим оружием стараются ухаживать, поэтому оно до сих пор в строю и активно используется. И не только гражданскими, но и теми, кто сражается за какую-нибудь из многочисленных сторон непрекращающегося конфликта.

На чёрном рынке оружия в Кабуле можно «встретить» самые современные образцы.

Нынешние представители движения Талибан и «Исламское государство Хорасан», также пользуются оружием, купленным на чёрном рынке. Там даже были обнаружены M16A, предназначенные для официальной афганской полиции. Но есть и некоторая разница между тем, что покупают повстанцы, и тем, чем располагают силы обороны. У повстанцев всё куда лучше с наступательным оружием – даже РПГ имеется, не говоря уж о тяжелом вооружении.

Талибы почти всегда отдают предпочтение тяжелому вооружению.

Антиквариат

Рынок антикварного оружия представляет интерес преимущественно для туристов и афганцев, ищущих стильные украшения. Это оружие мало чем отличается от старинных кремниевых ружей, которые афганцы использовали и даже производили в конце 19 века, во времена Эмира Абдура Рахмана Хана. Кроме того, на этом рынке можно найти различные иностранные винтовки и пистолеты, которые поставлялись в страну или использовались ещё во времена Англо-Афганских войн.

Старинные орудия (такие как, например, Martini Henry на этом фото) не регулируются законодательством. Тем не менее, зачастую трудно определить фактическое происхождение оружия.

Автор обнаружил там даже винтовку системы Йозефа Верндаля (Werndl-Holub) 1867 года и полуавтоматический Винчестер 1907 (Winchester). А помимо них – винтовки Ли-Энфилд (Lee Enfields) образца 1880-х годов, популярные среди моджахедов.

Этот рынок так популярен ещё и потому, что к таким винтовкам до сих пор можно найти боеприпасы. Не говоря уж о том, что американские и европейские туристы активно используют лазейки в законах, чтобы приобретать подобное оружие. Дело в том, что согласно законам США, всё, что произведено до 1898 года, под категорию «огнестрельное оружие» не подпадает, поэтому может свободно ввозиться в страну.

Однако количество старинных винтовок ограничено – почему их до сих пор все не вывезли? А потому, что местные кустари активно штампуют «новодел», который не отличишь от действительно старинных ружей. Непосвященный даже не заметит разницы, но специалист может обнаружить признаки подделки. От узлов, непохожих на те, что изготавливаются при массовом производстве, до опечаток.

Боеприпасы

А вот с патронами на афганских рынках всё куда хуже. 50 патронов для ПМ 9×18мм с двумя запасными магазинами на чёрном рынке стоят столько же, сколько и само оружие – порядка 300 долларов.

Слева — оригинальный патрон 9Х18 ПМ, справа — патрон 9х18 производства Darrai.

Столь высокая цена делает практически невозможной столь нами любимые тренировки с огнестрельным оружием. Поэтому стреляют афганцы посредственно, даже обладая последними образцами западного огнестрельного оружия. Просто нет возможности набираться опыта, кроме как в реальном противостоянии.

Оружейная культура в целом в стране необычайно низка. Основные правила обращения с оружием игнорируются, заряженное оружие может смотреть куда-угодно, в том числе и на самого стрелка. Официальных стрельбищ тоже нет.

В заключение

Отсутствие безопасности и стабильности подогревает торговлю оружием как на гражданском, так и на черном рынке, несмотря на жесткие правила. И хотя огнестрельное оружие не является «процветающим» направлением в Афганистане, оно очень доступно для тех, у кого есть деньги, связи и наглость, чтобы обойти любой из государственных законов.

Оригинальная статья — Running Guns in Kabul

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here