IMI Galil: Галили или калашников от Балашникова

0
1495

Для работы в жаре и пыли армия Израиля нуждалась в новом надежном автомате, которым стал Galil — вариант калашникова, созданный Исраэлем Галили. Расскажем подробнее, как это было…


IMI Galil: Галили или калашников от Балашникова

«Автомат «Галил» является исключительно агрессивной модернизацией финского автомата Rk.62, в свою очередь являющегося лицензионной копией мирного советского автомата Калашникова. Автомат разрабатывался крайне устойчивым к морской воде – на случай обратного перехода Красного моря. На практике эта опция никогда не использовалась, но египтяне предупреждение учли. Переводчик огня, в отличие от «Узи», маркирован следующим образом: «убить всех» и «убить всех быстро»
(с) сборник анекдотов.

Хотя фамилия с окончанием на «-ов» больше подошла был выходцу из СССР или хотя бы Российской Империи, большинство источников все же сходятся, что родился Исраэль Галили (тогда еще Балашников) на территории подмандатной тогда британцам Палестины. В 1923 году, когда до создания независимого Израиля было еще далеко, молодой Балашников успел еще послужить во время Второй Мировой войны в английской армии.

После увольнения он быстро нашел свое место по другую сторону палестинских баррикад, став оружейником в еврейской подпольной организации «Хагана». При его участии происходило создание первого израильского пулемета Dror (на иврите – «воробей»). По сути это был ручной пулемет Мелвина Джонсона, приспособленный сначала под британские патроны .303, а затем под ставшие стандартными для ЦАХАЛ-а 7,92х57 мм. Причина интереса именно к этой модели у еврейских подпольщиков была довольно банальна – им удалось «по случаю» дешево прикупить несколько станков с фабрики Джонсона. Впрочем, особо «воробей» не блеснул, и когда в 50-х Израиль наладил контакты с бельгийской FN, то с облегчением заменил «Дроры» на FN модель D.

Полученные навыки переделки чужого оружия под разные патроны еще пригодились. По итогам Шестидневной войны 1967 года выяснилось, что бельгийская винтовка FN FAL в условиях жары и пыли иной раз чувствует себя не очень хорошо. Кроме того, «фалок» банально не хватало. Бельгийцы постоянно хотели за них каких-то денег, а собственная промышленность выдавала «фалки» примерно по 2500 в год. Потому даже пехотные подразделения приходилось разбавлять пистолетами-пулеметами «Узи».

У этого типа вооружения была масса достоинств, но дальность стрельбы в их число не входила. Это признавал даже сам создатель «Узи», Узиэль Галь, еще в 1957 году написавший доклад о необходимости создания новой винтовки, желательно – под патрон меньшего калибра. Наконец в 1965 году до генералов тоже дошли новости о переходе армии США на новый малоимпульсный патрон 5,56.

В итоге над новой винтовкой начали работать две конструкторские группы – самого Галя… и Балашникова, ставшего к тому времени уже Галили. Галь был талантливым конструктором, зато у Галили были трофейные автоматы Калашникова, первые образцы которых были захвачены еще в 1960-м году. Примечательно, что на первых испытаниях прототипов итоговые места распределились так:

  • Прототип Галя
  • Трофейный АК
  • Прототип Галили
  • М16

Тем не менее работа продолжалась. Если Галь в тот момент был еще армейским офицером и разрабатывал оружие, которое, как он полагал, нужно армии, то Галили уже являлся штатским сотрудником IMI (Israel Military Industries). Там считали, что разрабатываемый Галили образец перспективней с точки зрения технологического перехода с FN FAL. Также группа Галили внимательно изучила опыт финнов, наладивших у себя производство лицензионной версии АК – Rynnäkkökivääri 62.

Однако результаты испытаний по-прежнему были не в пользу конструкции Галили. По итогам тестов к принятию на вооружение рекомендовали образец Узиеля Галя. Но IMI в лице Галили и директора оружейного завода Яакова Лиора имело свое мнение о том, какой автомат лучше и перспективней. Им удалось перетянуть на свою сторону Рафаэля (Рафуля) Эйтана, занимавшего должность главного офицера пехотных и десантных войск.

Разборки между Рафулем, принявшим его сторону управлением Генштаба и отделом вооружений (Махлекет АМЛАХ) с другой стороны закончились вполне закономерно в силу разницы «весовых категорий» – отдел возглавлял всего-навсего полковник, который отправился в отставку. Ну а израильская армия начала получать новые автоматы «Галил» (Galil).

Первые несколько штук попали в армию как раз накануне войны 1973 года. Один новенький «Галил» утопил сын самого Рафуля Эйтана (новый и секретный автомат пришлось доставать боевым пловцам из Шайетет 13). Еще один из числа проходивших испытания в 890-м десантном батальоне, потерял командир роты Эли Сорек в бою на Синае – этот «Галил» так и не нашли.

Все же Галили мог праздновать победу своего образца – «Галилы» поступали на вооружение ЦАХАЛ-а и предлагались на экспорт, его, в свою очередь, использовали в ЮАР как базу для разработки своего автомата R4. Но при этом в самом Израиле у «Галила» появился новый серьезный конкурент – после «Войны Судного дня» США расширили программу военной помощи, начав поставлять штурмовые винтовки М16. В итоге уже в 1992 году «Галилы» в израильской пехоте начали заменяться на М16А1.

Исраэль Галили (Балашников) скончался 9 марта 1995 года и окончательного снятия своего детища с вооружения ЦАХАЛ-а уже не застал. Тем не менее, иностранные пользователи, которым «эмок» или другого оружия, «на халяву» не достается, отказываться от «Галилей» не спешат. С 2009 года лицензионный вариант Galil производится в Колумбии. С 2014 года начал производство и Вьетнам. Так что совсем списывать со счетов калашников, переработанный Исраэлем Балашниковым пока рановато.


Андрей Уланов | Kalashnikov.Media

Автор благодарит израильского военного историка Давида Гендельмана за помощь в работе над статьей.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here