История выживания: Питер Фройхен — полярник, бизнесмен, боец сопротивления и просто крутой мужик

0
2302

«…Из еще теплых фекалий мне удалось вылепить инструмент, похожий на зубило…» — рассказывал Питер Фройхен в своей книге «Странствующий Викинг»

Бывают такие люди, чья жизнь больше напоминает авантюрный роман или сценарий для блокбастера в стиле «Индианы Джонса», нежели биографию реально существующего человека. Они были всегда – даже в наше время таких немало. Что уж говорить о прошлом, когда на планете ещё оставались неизведанные уголки, а жизнь простых европейцев и американцев уж никак не походила на то размеренное существование, которое они влачат нынче.

И особенно показательной выглядит история человека по имени Питер Фройхен, который за 71 год своей жизни успел побывать и полярным исследователем, и успешным бизнесменом, и издателем журнала для домохозяек, и членом датского сопротивления, и актёром, и много кем ещё. А уж сколько раз он оказывался на пороге смерти – и не пересчитать. Вот об одном из таких событий из жизни этого необычного человека мы вам сейчас и расскажем.

Питер Фройхен

Питер со третьей женой, Дагмар Кон.

Родился Лоренц Питер Альфред Фройхен (Lorenz Peter Elfred Freuchen — именно так звучит его полное имя) в 1886 году, в небольшом датском городке Нюкёбинг, в семье респектабельного бюргера очень таки еврейского происхождения. Отец был достаточно богат, чтобы оплатить учёбу сына в университете Копенгагена, и достаточно наивен, чтобы полагать, что тот пойдёт по его стопам..

Питер слишком быстро понял, что ему не интересна медицина, хотя она и довольно полезна, что уж там, а вот покорители Арктики, типа Нансена, Амундсена и иже с ними – очень даже интересны. Поэтому не доучившись, он уговорил своего хорошего товарища – Кнуда Расмуссена, взять его в свою Гренландскую экспедицию.

Питер Фройхен и Кнуд Расмуссен, Гренландия, первая совместная экспедиция.

1906 год. Два друга на собачьих упряжках добираются до западного берега Гренландии, где два года живут с эскимосами максимально дикой жизнью. Через два года понимают, что как-то не очень – нужно что-то менять. За это время Фройхен успел отбиться от волков, которые сожрали всех тех собак, на которых датчане добрались до своего места пребывания, и с белым медведем сразиться, и убедиться, что эскимосам кто-то реально должен принести «бремя белого человека». Но в хорошем смысле – в виде еды и оружия. И совместными усилиями на берегу основывается фактория «Туле». Это случилось в 1910 году, и принесло пользу всем.

Питер Фройхель стал богатым бизнесменом, а эскимосы наконец-то почувствовали себя людьми, не вынужденными постоянно бороться за своё выживание. За 10 лет счёт в банке датчанина многократно возрос, а в 1920 году факторию официально присоединили к заморским землям Дании. За это время Фройхель успел жениться, родить парочку детей с абсолютно непроизносимыми эскимосскими именами (для сильных духом и языком – сын по имени Мекусак Аватак Игимакссусукторангуапалук и дочка Пипалук Еттэ Тукумингуак Касалук Палика Хагер), овдоветь и попасть в ту самую ситуацию, описание которой является эпиграфом для нашей статьи.

«Зубило из фекалий»

В начале 20-х годов, после смерти жены, Питер Фройхель вместе с Расмуссеном и двумя эскимосскими проводниками, имена которых мы из соображений гуманности приводить не будем, отправились картографировать северное побережье Гренландии. Попутно проверялась теория некого полярного исследователя Роберта Пири о том, что на севере Гренландии имеется нормальный пролив.

На собачьих упряжках исследователи преодолели тысячу километров и доказали, что пролива нет. Но есть много всего интересного – ледники, скалы, ледники, замерзшие реки, ледники и ещё парочка ледников. И вот на обратном пути после совершения столь впечатляющих открытий (без шуток – они подробно картографировали всё, что проезжали – это очень пригодилось последующим арктическим экспедициям), исследователи попали в снежную бурю.

Фройхену не повезло – его упряжка отбилась от команды и он отстал. Буря утихать не собиралась, поэтому суровый датский еврей решил, что лучшее решение – организовать из саней укрытие и переждать бурю. А собаки? Собак жалко, но увы – это расходный материал. Сказано – сделано. Перевёрнутые сани быстро занесло снегом, а исследователь заснул.

А потом проснулся в полной темноте и холоде. Тёплое дыхание спящего сформировало полноценный ледяной кокон вокруг свободного пространства. Герметичный кокон – это вам не пористый наст, а полноценный лёд. Убедившись, что ногтями и руками пробиться не получается, а воздуха в «кармане» всё меньше и меньше, Фройхен начал думать. И вспомнил, что замёрзшее собачье дерьмо по своей консистенции куда прочнее льда. В этом ему не раз приходилось на личном опыте убеждаться. Собак рядом не было, но был свой собственный пищеварительный тракт.

Испражниться в ледяном мешке – то ещё испытание. Слепить наощупь из ещё тёплых фекалий подходящий инструмент – тоже. А вот дождаться, пока он затвердеет до состояния камня, зная, что воздуха осталось всего ничего – вот это самый лютый ад. Но Фройхен своего добился – самодельное во всех смыслах зубило легко пробило лёд, и исследователь выбрался на поверхность.

Дальше оставались мелочи – понять, куда двигалась экспедиция, и добраться до неё. Несколько часов по снегу и льду – ничего особо страшного после того, что уже пережил Питер Фройхель. Но как бы не так.

До лагеря он, конечно, добрался, но несколько пальцев оказались отмороженными напрочь. А вот это было крайне плохо – если оставить их на месте, продукты некроза приведут к гангрене всей конечности. И кто, как не недоучившийся студент медицинского факультета Университета Копенгагена, это знал. Пришлось проводить операцию на себе. По живому, поскольку алкоголь Фройхен на дух не переносил. К счастью, инструментами, изготовленными из более пригодных для этого материалов.

Пальцы отрезать получилось, но не до конца. Впрочем, этим занялись уже врачи, когда исследователи таки добрались до цивилизации. Ногу пришлось резать. Однако наличие протеза нисколько не помешало Фройхену совершить ещё кучу интересных дел, попасть в ещё большую кучу неприятностей.  Но об этом в другой раз…

P.S. Кто заинтересовался данным персонажем — Питер написал две книги о своих приключениях — «Странствующий Викинг» (1953 год) и «Плавал я с Рассмусенном» (1958 год). Рассказанная выше история была подробна описана автором во второй его книге.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Напишите ваш комментарий!
Ваше Имя