«Опасные небеса»: Китайские боевые дроны и война в Ливии

0
207
«Опасные небеса» - Китайские боевые дроны и гражданская война в Ливии

Как показывает опыт мировых конфликтов, в военных действиях всё более активную роль начинают играть беспилотники (беспилотные летательные аппараты, БПЛА/БЛА — прим.ред.). Но если в том же Ираке только американцы могли похвастаться своими технологиями, то в последние годы в игру вступили новые игроки. Турция, Иран и, разумеется, Китай. Однако мало кто знает, что именно китайские боевые дроны смогли изменить характер гражданской войны в Ливии.

Об авторе. Роберт Янг Пелтон – журналист, кинорежиссёр, автор нескольких книг – «The World’s Most Dangerous Places» и «Come Back Alive». Лично посещал Ливию во время гражданской войны в качестве военкора, попал в несколько серьёзных инцидентов, но уцелел. И он как никто другой знает, насколько эффективными могут быть боевые дроны, и как они меняют характер боевых действий.

В статье он будет описывать ситуацию, какой он видел её в Триполи в 2019 году. Да, если вам нужны спойлеры – пришла и реальными войсками вписалась за официальное правительство Ливии. Триполи отбили, большую часть захваченной страны не отбили. Заключили перемирии. Халифа Хафтар жив и продолжает свою деятельность. ООН выразила ГЛУБОЧАЙШУЮ ОЗАБОЧЕННОСТЬ положением дел, но продолжила ничего не делать.


Китайские боевые дроны в гражданской войне в Ливии 2019 года

Я сразу понял, что оказался неподалёку от передовой, даже несмотря на то, что переулки, по которым мы двигались, были безлюдными. Причём не столько по грохоту крупнокалиберных винтовок, миномётов и гранатомётов, сколько по тому, как напрягся Хуссам – мой водитель. Он сгорбился и стал внимательно рассматривать небо сквозь грязное стекло нашего пикапа Toyota – не иначе высматривает боевые дроны.

«Ты их боишься?» — спросил я его. «Нет, не боюсь, поскольку готов пожертвовать жизнью ради моей страны», — отвечает он.

Я не то чтобы ему верю… Да, эти молодые ребята закалены боями времён революции 2011 года, но они понятия не имеют, что делать с новой угрозой – боевыми беспилотными летательными аппаратами. Так что положение у них незавидное – ещё и постоянная угроза окружения силами генерала Халифы Хафтара.

Хуссам Эльбакуш из Ливийского подразделения по борьбе с терроризмом
Хуссам Эльбакуш из Ливийского подразделения по борьбе с терроризмом – мой сопровождающий.

Что же это за китайские боевые дроны?

Ливийская национальная армия (Libyan National Army, LNA), возглавляемая Халифой Хафтаром, атаковала Триполи 4 апреля 2019 года. И в её арсенале были полученные от ОАЭ боевые дроны Chengdu Pterodactyl II Wing Loong.

Эти средневысотные беспилотники с длительным временем автономной работы сильно меняют картину боя – обезличивают его. Прибавьте сюда наёмников Хусама, завербованных им из Судана и России, и получите войну, в которой бойцы понятия не имеют, против кого они на самом деле воюют, и кто их убивает. Идеальная прокси-война нашего века.

машины, стоявшие во дворе госпиталя, были уничтожены боевым беспилотником
ЛНА часто наносит удары по больницам. Вот эти машины, стоявшие во дворе госпиталя, были уничтожены боевым беспилотником.

Боевые дроны Wing Loong несут на себе 8 противотанковых ракет Blue Arrow. Которые, впрочем, применяются не только по бронетехнике, но и по автомобилям, и по скоплениям гражданских лиц. Китайцы очень удачно «позаимствовали» схемы американских беспилотников MQ-1 Predator и MQ-9 Reaper. Ещё и серьёзно удешевили их – 1 миллион долларов против 16 за оригинал. Так что страны, спонсирующие разнообразные конфликты, типа ОАЭ, сразу их полюбили. По оценка Стокгольмского международного института исследования проблем мира (SIPRI), с 2008 по 2018 год Китай продал более 163 таких беспилотников в 13 разных стран. Но конкретно сейчас меня волнует лишь один из них – тот, который находится где-то в воздухе неподалёку.

Wing Loong может летать на высоте в полтора километра в течение 20 часов, а его двигатель с турбонаддувом на 100 лошадиных сил работает не громче мотора от газонокосилки. Разве что высота тона меняется перед тем, как он начинает снижаться для ведения огня. И именно такой боевой дрон сейчас пытается нас отыскать. И не только нас – любые потенциальные цели. Но, к счастью, у него ничего не получается, так что уводит его на какой-то другой участок фронта.

сбитый боевой беспилотник Wing Loong
Сбитый БПЛА Wing Loong. Вот так выглядит сгоревший миллион долларов.

Наше выжидание прерывает взрыв мины где-то неподалёку. Нужно двигаться дальше, чтобы добраться до наших позиций на передовой. Идём, беседуем, следим за потенциальными снайперами.

Хуссам рассказывает, что бывал в США. «Чикаго, Индиана, Нью-Йорк – и везде такие люди приятные. Добрые», — с гордостью сообщает он.


Война в пригороде

Арка Марка Аврелия в Ливии, построенная в 165 году нашей эры
Арка Марка Аврелия, построенная в 165 году нашей эры напоминает, что у Ливии с Европой издавна были тесные связи. И в 20 минутах ходьбы от неё как раз и располагается линия фронта.

Хуссам Эльбакуш – член Ливийского подразделения по борьбе с терроризмом. Не путать с Радикальной исламистской антитеррористической полицией RADA. Хотя и обе этих организации действуют на стороне Правительства национального согласия Ливии, которое также поддерживается батальоном революционеров Триполи, батальоном Nawasi, подразделением Центрального аппарата безопасности Абу Салима и кучей ополченцев, составляющих «официальные вооруженные силы Ливии». Ополченцам приходится сложнее всего, поскольку эмбарго ООН на поставки оружия распространяются и на официальное правительство страны. Так что оснастить своих солдат нормально оно официально не может – приходится перекупать оружие и боеприпасы у других сил. И вся эта «сборная солянка» должна как-то противостоять противнику, вооруженному современным и высокотехнологичным оружием.

Линия фронта в Айн-Заре проходит через пригород. Это куча покинутых домов с небольшими двориками и стенами из шлакоблоков. Очень странно видеть, как красивые, в целом-то, здания, испещрены следами пуль и осколков, а цветущие сады соседствуют со свежими развалинами.

Но мы вновь слышим шум. Чем-то напоминающий грохот газонокосилки вашего соседа, который решил прямо в 8 утра воскресенья привести в порядок свой газон. Только хуже. Сильно хуже. Мы пытается разглядеть боевой дрон, но яркое солнце нам мешает. Как и грохот падающей метрах в 100 от нас мины.

самолёты Ил-76, уничтоженных на авиабазе Аль-Джуфра турецкими беспилотниками
Два самолёта Ил-76, уничтоженных на авиабазе Аль-Джуфра турецкими беспилотниками.

Вместе со мной в доме человек 6 молодых бойцов. С крыши нас прикрывает снайпер, у каждого в руке рация. Но миномёт заставляет всех немного нервничать. Я говорю, что миномётчик или боевой дрон могут наводиться по их сотовым телефонам или рациям. Ребята недоверчиво переглядываются, но технику не отключают. Им эта идея кажется глупой, ведь только так они могут поддерживать контакт с близкими или слышать приказы командования. Это для них важнее, чем «гипотетический риск наведения на сигнал». Так что моё предложение отключить игнорируется.

как найти свежее мясо в Ливии
Если знать, где искать, то можно найти даже свежее мясо.

Те, кто стоит за войной

Ливия – одна из самых развитых стран Африки, ещё и с месторождениями нефти на территории. Так что все 6 миллионов ливанцев могли спокойно и комфортно жить чисто за счёт доходов от нефти.

Так и было до тех пор, пока некто Халифа Хафтар, 75-летний американец с очень интересным прошлым, не убедил власти Саудовской Аравии и ОАЭ в том, что сможет захватить Триполи вооруженным путём и получить полный контроль над страной. Выгода нефтяным монополистам Ближнего Востока от устранения потенциального конкурента очевидна. Так что стороны смогли договориться.

Последующий анализ авиаперелётов показал, что с начала 2015 года Хафтар с командой активно перемещались между Тобруком (Ливия), Египтом, ОАЭ и Саудовской Аравией на борту самолёта Cessna Citation 550 9H-PAL (550-0932), принадлежащего Frontier Services Group Эрика Принса. Это нужно было для того, чтобы познакомить Хафтара (бывшего высокопоставленного офицера режима Каддафи, бывшего военнопленного и бывшего агента ЦРУ) с нужными людьми и убедить их в успехе планируемой операции. Это сработало, и 2 марта Хафтар был избран руководителем ЛНА.

китайский боевой дрон AVIC Wing Loong II
Китайский боевой дрон AVIC Wing Loong II — это как БПЛА MQ-9 Reaper для бедных.

По словам пожелавшего остаться неизвестным офицера разведки из одной богатой арабской страны, Хафтар попросил у короля Саудовской Аравии 1 миллиард долларов на свою инициативу. Тот согласился дать только 500 миллионов. Которые, совершенно неожиданно сократились до 350, когда попали в его руки. Так что Хафтар предусмотрительно прикарманил 300 из них себе, отправив их вместе со своими сыновьями Халидом и Саддамом в Иорданию. А оставшиеся 50 использовал в качестве платы наёмникам.

Итак, 5 апреля 2019 года силы Хафтара доходят до Триполи и… отсасывают. Ага, в плен попал даже его сын Халид, поскольку те самые «местные ополченцы», которые должны были «приветствовать освободителя», оказали ему ожесточённое сопротивление на территории Южного Триполи. Атака захлебнулась и перешла в «осаду». Город начали потихоньку окружать с юга и востока, пользуясь преимуществом в технике.

самый продаваемый китайский воздушный аппарат - это боевой дрон AVIC Wing Loong II
Самый продаваемый китайский воздушный аппарат — это боевой дрон AVIC Wing Loong II.

Война по новым правилам

В перерывах между и поездками на передовую, я останавливался в шикарном восьмиэтажном отеле «Виктория». С моего любимого столика, расположенного на крыше здания, открывается отличный вид на город. Оттуда прекрасно видно, что в большинстве мест отсутствует электричество, и лишь редкие круги огоньков показывают, где обитают счастливчики с дизельными генераторами. Централизованное водоснабжение также нарушено. Мусор с улиц никто не убирает. Но город живёт и не собирается сдаваться. Для жителей Триполи Хафтар – престарелый наёмник, который пытается взять реванш за то, что оказался за бортом во время революции 2011 года. И он не боевой офицер, а военнопленный и предатель времён войны с Чадом в восьмидесятых. Проще говоря, сторонников у него тут практически нет.

И вот мне приходит информация, что силы ЛНА отступили из города Гарьян, находящегося в нескольких километрах южнее Триполи. Разумеется, я попытался туда поехать, но меня завернули местные ополченцы, сославшись на угрозу боевых дронов.

пулемёт Калашникова ПКМ – любимое оружие бойцов на передовой
Пулемёт Калашникова ПКМ – любимое оружие бойцов на передовой.

Вместо этого ко мне пришел сам мэр Гарьяна – Юсеф Убдери. Встреча проходила как раз на крыше отеля «Виктория». Там он мне рассказал, что, собственно, произошло в городе. После того, как наступление «захлебнулось», там организовали оперативную базу ЛНА. А мэр с соратниками организовали небольшое «восстание». Синхронной атаки 80 вооруженных человек оказалось достаточно, чтобы противник отступил.

«Мы просто продолжали по ним стрелять до тех пор, пока они не побежали», — вспоминает Ибдери. Похоже, что концепция боевых действий малыми группами всё ещё работает в Ливии. И будет применяться, если ЛНА таки доберётся до Триполи.

полковник Халифа Хафтар на военной базе Вади-Дум
В 1987 году полковник Халифа Хафтар и его военная база Вади-Дум были захвачены солдатами Чада. Опальный полковник был завербован с целью последующего свержения Каддафи. Но ничего не получилось, так что его вывезли в США. Но уходить из большой политики Хафтар не захотел, а представители некоторых арабских стран оказались этим заинтересованы.

В народе Хафтара не любят. И ему не верят. Слишком часто этот самопровозглашенный фельдмаршал заявлял, что для Триполи наступает «час расплаты».  Очень громкие заявления для того, кто сидит в хорошо укреплённом бункере в городе Мардже, контактируя с общественностью только через своего пресс-секретаря Ахмеда аль-Мисмари, бывшего актёра, поэта и действующего полковника. Но никакого «часа расплаты» не будет, Триполи не собирается сдаваться, а ЛНА больше не побеждает. Хотя и у другой стороны особых успехов нет – очень уж мешает эмбарго на поставки оружия, наложенное ООН. Конфликт затягивается, стороны не собираются договариваться и даже попытки России и Турции стать посредниками в мирных переговорах провалились. Серьёзно, Хафтар побывал в Москве, но отказался от дальнейшего сотрудничества только потому, что его заставили ждать.

в боевых действиях 2019 в Ливии участвовали в основном ветераны революции 2011 года
Ливия пытается восстановить свою армию, но получается не очень. Так что в боевых действиях участвуют в основном ветераны революции 2011 года.

Но несмотря на туманные перспективы, жизнь в Триполи продолжается. Непередаваемое ощущение – сидеть на крыше роскошного отеля, видеть взрывы снарядов на улицах, но при этом – попивать холодное пиво. Мечта военного журналиста. Ну, до тех пор, пока кто-то не решит, что хорошо освещённый отель – отличная мишень. К счастью, обошлось. Ведь это даже не полноценное наступление, а так – «салют» в честь того, что прошел очередной футбольный матч за кубок Африки. Тем не менее, громкие слова продолжают нестись со всем сторон. Ведь современная война – это ещё и манипуляции общественным мнением через социальные сети. Именно поэтому бойцы предпочитают оставлять свои смартфоны включёнными – так они получают реальную информацию от своих друзей и родственников.

ветераны революции 2011 года в Ливии активно передают новобранцам свой боевой опыт
Ветераны революции 2011 года активно передают новобранцам свой боевой опыт. Но боевые дроны, средства радиоэлектронной борьбы и компании по дезинформации в социальных сетях для них в новинку.

Война с 9 и до 5

Несмотря на боевые действия, жители Триполи остаются гостеприимными и общительными.

Король Саудовской Аравии Салман бин Абдель Азиз и Халифа Хафтар в Эр-Рияде, Саудовская Аравия, 27 марта 2019 года
Король Саудовской Аравии Салман бин Абдель Азиз и Халифа Хафтар в Эр-Рияде, Саудовская Аравия, 27 марта 2019 года. За неделю до атаки на Триполи.

Полковник в отставке Сулейман Сулевехи пригласил меня на обед. По его словам: «Это гражданская война». Ливийцы воюют с ливийцами по приказу кураторов из Саудовской Аравии и ОАЭ. Впрочем, так было чуть ли не всю историю страны. Захватчики неоднократно покушались на её территорию – арабы, мальтийский орден, османская империя, итальянцы – всех их рано или поздно, но прогнали. Однако кое-кто на востоке до сих пор лелеет планы реванша. Да и Европа тоже ведёт себя странно – то поставляя оружие, то запрещая это делать.

Затем он везёт меня к линии фронта в городе Саллухудин. Доезжаем быстро – на удивление нигде нет пробок.

Мэр города Гарьян – Юсеф Ибдери
Мэр города Гарьян – Юсеф Ибдери.

Дело в том, что отставной полковник Сулевехи помогает небольшой катибе (батальону) из 145 человек и 20 бронемашин. Они как раз держат оборону возле Саллухудина – всего в 1000 метрах от позиций ЛНА. И им приходится туго – ещё и платят мало. «Всего 1000 динаров по сравнению с 2000 у бойцов Хафтара! Хорошо хоть, что они слабо подготовлены и плохо разбираются в тактике».

Командующий катибы – мужчина лет 50, ранее служивший в охране какого-то посольства. По его словам, бойцам не хватает практически всего – винтовок, бронежилетов, даже нормальной униформы. Но главная проблема – боевые дроны, которые поставляет ЛНА ОЭА.

врачи и медперсонал также часто становятся объектами атаки беспилотных летательных аппаратов
Врачи и медперсонал также часто становятся объектами атаки беспилотных летательных аппаратов.

«Они поднимаются в воздух каждый день и случайным образом бомбят солдат и медицинский персонал». Он рассказал, что в тот день беспилотник специально следил за раненным бойцом, которого доставляли в полевой госпиталь, чтобы его разбомбить. В результате погибло 2 врача.

Командующий катибы понятия не имеет, что противопоставить этим дронам. Разве что можно силы рассредоточить. Я спросил его: «А кто выбирает цели для бомбёжки – ливийцы или арабы?». Он без колебания отвечает: «Ливийцы. Потому что они придурки и будут стрелять во всё, что угодно».


Миномётный обстрел на прощание

миномётный удар, корректируемый с боевого БПЛА
Момент очередного миномётного удара, корректируемого с боевого БПЛА.

Итак, мой последний день в Ливии. Утро я встречаю на очередной линии обороны, а во второй половине дня должен прибыть в аэропорт. Вокруг меня снова взрывы снарядов, боевые дроны и Хуссам Эльбакуш с товарищами. Но на этот раз все согласны с тем, что залпы корректируют именно по нашим смартфонам. А поскольку прямой видимости у миномётчика нет, ему наверняка помогает дрона. И вот – очередной взрыв поблизости. Мне жестом показывают, что можно выйти – заснять последствия. К счастью, я не успеваю это сделать, потому как почти сразу в том же месте раздаётся второй взрыв – за нами явно следят.

Хуссам предлагает всем переместиться на этаж повыше, дескать, там безопаснее. И я понимаю, что в работе военкора есть ещё один крайне опасный момент – необходимость следовать приказам местного командира. Даже если ваш опыт боевых действий лет на 20 больше, чем у него. Потому как тут же раздаётся ещё один взрыв, загоняющий через выбитое окно в комнату облако пыли.

результат попадания из 82-мм миномёта
После нескольких часов обстрелов, по нашей позиции наконец-то попали из 82-мм миномёта.

Так что я решаю пройти в центр дома – пусть дополнительные стены послужат мне защитой. Но стоит мне только сделать шаг за дверь – БАБАХ. По нам наконец-то попали. Прямо туда, куда я собирался. Поэтому бойцы, откашлявшись от пыли и убедившись, что потерь нет, а раненные, наоборот, есть, решают, что пора сваливать. Добрались благополучно, на свой рейс до Туниса я успел. И вот сижу я в своём номере отеля Didon, пью ледяное пиво, смотрю на Средиземное море и развалины Карфагена, и узнаю, что аэропорт, из которого я вылетел, через полтора часа после моего отлёта подвергся бомбардировке беспилотником… К чёрту эти боевые дроны. Мне нужно ещё пиво.

Автор — Robert Young Pelton
Источник — The Unfriendly Skies: Chinese Combat Drones in the Libyan Civil War

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Напишите ваш комментарий!
Ваше Имя