Наёмники и ЧВК: история наёмничества от древнего мира и до наших дней

0
153

Из низких истин нам дороже
Только эта одна:
Кто больше платит — тот в войне победит!
— Канцлер Ги

Наёмник и наёмничество как явление по возрасту вполне сравнимо с говном мамонта. В принципе, могу предположить, что по причине мамонтов и появились первые наёмники. В конце концов, иногда проще набрать ягод, корешков и прочих безобидных ништяков от матушки природы, чтобы отдать их умелому и ловкому парню в обмен на мясо. Или, возможно, одно племя решило прибрать к рукам территорию другого племени, и расплатилось мясом с третьим (более воинственным) племенем в обмен на зачистку территорий. История умалчивает, оказались ли наёмные работники добросовестными, и, захватив заказанную территорию, не выпилили ли они заказчиков? Времена тогда были простые и суровые.

Но сути дела это не меняет — наёмничество по своей древности успешно конкурирует с проституцией.

Не будем углубляться в казуистику, что дескать наёмники мы все, раз работаем на «дядю». Речь все-таки о гражданах, работа у которых специфическая. Хотя по большому счету, и обычные люди, и наёмники в основе своей одинаковы — и те, и другие выполняют работу за зарплату. Просто одни режут доски на лесокомбинате, а другие — людей на просторах чьей-нибудь бескрайней родины.

Наёмники в античном мире

Так вот, наёмники — это очень древняя профессия. Вспомните мемуары всяких там греков и прочих античных народов. В армии любого царя, помимо регулярной армии, всегда были наёмники. Вспомните историю про спартанцев. В персидской армии было множество наёмников, которые работали исключительно за долю в грабежах.

Потом можно вспомнить Римскую империю. Там наёмничество было вообще нормальным явлением. В конце концов, само понятие «частной армии» вообще идет оттуда. Достаточно вспомнить Марка Лициния Красса, который не скрывал того, что это его легионы гасили Спартака. Он их собрал, он их одел, он их обучил, он же ими и руководил. И как бы они не относились к римской империи (по знаменам и прочим атрибутам), но это была именно частная армия отдельно взятого гражданина. Знаете, почему он спокойно получил место консула? Только потому, что под окнами сената стояла его частная армия, которая по щелчку пальцев порвала бы в клочья любого вознамерившегося отца командира кинуть (а кидалы римские сенаторы были те еще).

Да и сами римляне не брезговали наймом на службу тех самых «варварских» племен, для борьбы с их собратьями. Легионов на всех не напасешься, а за звонкую монету вполне можно купить пару-тройку племен, чтобы они отвлекли своих коллег по разграблению Европы от основной цели. Хотя бы на время.

Наёмничество в ранние и средние века

Тут можно даже не ходить далеко за рубеж. Например, казаки — изначально просто воинственные ребята, которые за деньги оказывали услуги боевого характера. А экспедиция Ермака в Сибирь, с целью освоения новых земель, была ни чем иным, как операцией частной военной компании, спонсируемой государством. То есть, говоря современным языком, ЧВК Ермака по заказу государства осваивала новые, свободные территории. Все жертвы, потери и проблемы касались только Ермака. Государство просто платило деньги за результат.

Да и в более ранние времена князья не брезговали платить на сторону за безопасность караванов и торговых конвоев. В конце концов, княжеская дружина одна, ей все дыры не заткнешь. А лихие люди, способные за денежку решить любые проблемы, были везде и всегда.

Так оно и покатилось. Наёмники, на самом деле, издавна были довольно весомой силой и неотъемлемой частью любой войны. Пираты, которые нанимались для грабежа других государств, получали в награду не только деньги, почет и уважение (ну и виселицу в случае неудачи), но и титулы, должности и поместья из рук королей. А без такого явления, как «ландскнехты», не обходилась вообще ни одна заварушка в Европе.

Кстати, именно тогда появилась мода направлять на подавление внутренних беспорядков наёмные силы.

Их не жалко, да и имидж армии в глазах простых людей не портится, а он всегда может пригодиться. К тому же наёмники — люди пришлые, знакомых нет, друзей нет, ответственности никакой. А значит, и методы, которыми они станут принуждать к порядку, будут хоть и жестокими, но эффективными. А если им наваляют — всегда можно отбрехаться и свалить на соседнее государство. Дескать, под шумок хотели нас завоевать и наслали своих головорезов. И сразу переключить внутреннее недовольство на внешнего врага. Что ни говори, а отсутствие массовых коммуникаций всегда делало работу правительства немного проще в плане дурения голов подданным.

Не будем так же забывать, что прославленное рыцарство было тем же самым наёмничеством. Король платил им деньги и отстегивал процент от добычи в случае войны. И если процент их не устраивал, или их величество зажимало зарплату, то бронированное воинство могло руководителя и покритиковать. А если мало предлагали вначале, рыцарь мог и вовсе послать монарха куда подальше, запереться в замке и смотреть, как королевская конница и рать пытаются превозмочь его собственное войско.

Персы и арабы тоже старались не отставать. При их просторах удерживать контроль над всей территорией было невозможно, поэтому плату кочевникам за провод караванов и защиту от разбойников (тех же кочевников) тоже приходилось выделять из государственной казны. В итоге кочевники быстро смекнули, что таким образом можно наладить хороший гешефт, и начали делиться с разбойниками, которые провоцировали больше нападений, заставляя государство больше платить наёмникам.

Наёмники эпохи колонизаций

Со временем мир немного устаканился, в привычных границах, и казалось бы — вот и всё. Воевать особо не с кем, все уже всё поделили, и если кому-то что-то и не нравилось, то денег, чтобы решить этот вопрос, у них попросту не было. Но тут наступил колониализм.

Белый человек, вздохнул, понял, что скоро станет тесно, и понёс свое тяжкое бремя в другие места. А именно — Африку и обе Америки.

К слову, экспедиции по открыванию Америк — это тоже работа наёмников, которым за достижения перед короной полагались деньги, титулы и поместья. Официальные вооруженные силы никак не участвовали, к примеру, в экспедициях Кортеса и Колумба. Все это было сделано на деньги государства и частных инвесторов. И, собственно, первые поселения охраняли не официальные военные той или иной страны, а наёмники, которым были обещаны деньги и свобода (ибо как правило набирались они из заключенных).

Кстати, интересный момент — Королевская Морская Пехота (Британская, если кто не догадался), изначально была тоже… наёмной! Из тех же самых каторжан, которым предлагалось вместо срока получить возможность искупить преступления перед отечеством, заодно получив бабла, бухла и баб (запомните этот принцип «Трех Б», мы к нему часто будем возвращаться).

Так вот, наёмные бойцы обеспечивали безопасность до подхода официальных сил государства. После чего начинали либо заниматься разбоями и грабежами, либо наоборот, предлагать частному бизнесу, который обустраивался на местах, свои услуги. Безопасность, охрана, проводка караванов, плюс решение проблем с местным населением («Аватар», ау!). Так или иначе, список работ для частных специалистов устаканился как раз в эпоху колониализма. И помимо обычной защиты торговых интересов, прибавилась еще и работа с местным населением. Ну и, конечно, не надо забывать о разборках с конкурентами.

Так оно всё шло и шло, пока прогрессивный белый человек не начал задалбывать тех, кому таскал свое бремя.

Тут надо сделать небольшое отступление, чтобы не возвращаться к этой теме позже. Дело в том, что основной разгул наёмников происходит в Африке и Южной/Латинской Америке. И немного меньше — в юго-восточной Азии. Проще говоря, в тех регионах, где уровень жизни традиционно старается не подниматься выше уровня плинтуса. Эта тенденция сохраняется вот уже больше сотни лет, и меняться не собирается. Почему так получается?

Ну, во-первых, потому, что все эти регионы изначально расценивались как сырьевые придатки. Разговоров о каких-то там независимости и самоопределении не было впринципе. И образование первых государств силами местного населения вызывало у колонизаторов реакцию на уровне: «Них***я вы ох***ели!?»

Во-вторых, жители данных регионов, как правило, были заняты элементарным выживанием в агрессивной окружающей среде. Главной их задачей было не изобретение колеса, пороха и прочих веселых ништяков, а элементарная организация быта, с целью успешного сохранения и продолжения рода. И было им глубоко насрать на то, что белым людям нужно что-то под землей, в воде и на деревьях.

Итак, в один прекрасный момент белые люди осознали, что местные не горят желанием работать за еду, и норовят сбежать подальше, а некоторые и вовсе, оценив блага, принесенные цивилизацией, норовят получить их нахаляву, то есть путем простого грабежа. И тогда прогрессивным сагибам пришлось снова обращаться к теме наёмников. Почему? Да все по той же причине — армии на все не хватало, а БПЛА и прочих спутниковых прелестей жизни тогда не было. И снова все началось по кругу — бывшие зэки, солдаты, просто авантюристы, за зарплату или долю малую начали решать государственные проблемы. Охрана караванов, «уговоры» местных, обеспечение рабочей силой и надсмотр за ней. Тем более что быстро выяснилось преимущество сначала дульнозарядного, затем капсюльного, а потом и капсюльного многозарядного огнестрельного оружия, над луками и копьями.

И вот тут-то и случился глобальный прокол, о котором страны-колонизаторы жалеют до сих пор. Как так вышло, уже не узнать, но местные каким-то образом прочухали, из-за чего у них на земле весь этот сыр-бор начался. У кого-то странные камни, у кого-то черные камни под землей, у кого-то дерево с тягучей смолой, а где-то и просто людей забирали у тащили невесть куда. И стало понятно, что для пришлых эти вещи представляют ценность. И некоторые особо ушлые местные сами стали находить наёмников, и предлагать им эти самые блага в обмен за защиту, а порой и просто за разгром форпоста и ликвидацию конкретного узурпатора.

Так впервые с момента европейских войн вновь возникло противостояние наёмников с наёмниками и с регулярной армией.

В итоге это вылилось в то, что в известной Англо-Бурской войне («Капитан Сорви-Голова» читали?) хваленая британская армия выхватила неиллюзорных люлей от ополченцев и наёмников. Причем практически впервые в истории наёмники там были не только за деньги, но и за идею. Мало того, что британцы получили по соске, так они ещё впервые не смогли справиться с силой, не имевшей централизованной организации. Конечно, надо добавить, что и сами Буры были ребята не промах, но и роль наёмников в этой войне преуменьшать никак нельзя.

Наёмничество во время колонизации Америки

Отмотаем время немного назад, и вспомним о том континенте, на котором сейчас обосновалось США. Первыми колонистами там были совершенно левые люди, которые отношение к какому-либо государству имели только в виде факта гражданства в том государстве и наличия там судимости. Регулярная армия была представлена лишь постольку поскольку, и занималась охраной стратегических объектов. Лишь иногда устраивавшая вылазки к суровым местным.

И честно говоря, хрен бы они получили весь континент, если бы не сложные отношения между индейскими племенами, и любовь оных к алкоголю и блестящим предметам.

Думаете — при чем тут наёмники? Все просто — понаехавшие белые попросту нанимали племена для решения проблем с другими племенами. Отношения между племенами были не хуже, чем на Сицилии между семьями, и в ситуации конфликта оба племени радикально обескровливались. После чего подошедшим силам колонизаторов оставалось добить женщин, детей, стариков и раненых, и присоединить себе новую территорию Да-да, именно так строилась цитадель демократии.

Отдельно о роли наёмников в истории США можно упомянуть, вспомнив про «Золотую Лихорадку» (Джек Лондон и иже с ним). Там вообще все было организовано частными силами и на частные деньги. Частные добытчики, частные скупщики, частные перевозчики, частные грабители и следовательно – частная охрана. Государственного там тогда были только флаг и банк. Последний — нередко с частной охраной, потому что полиции и армии хватало только на крупные города.

Начало XX-го века

И вот в итоге, к концу 19-го века, мир пришел к вполне нормальной системе. В цивилизованной его части порядок и мир обеспечивали государственные структуры — армия, и полиция. А в нецивилизованной творился лютый ад в угаре кутежа, о котором толком никто не знал, и в котором главную роль играли именно частные военные. Тогда еще без приставки «компании».

И казалось бы, жить всем поживать, да добра наживать. В европах все тихо, в колониях все весело. Всем идут деньги. Все довольны. Но тут грянула Первая мировая война. Впервые в истории, в конфликт оказался втянут весь цивилизованный мир. Ну США, понятное дело, втянуты были постольку-поскольку, но сам факт участия в той или иной мере практически всех крупных игроков на мировой арене был зафиксирован впервые.

И тут выяснилось, что в глобальной войне места наёмникам нет.

Не до них. Рынок рухнул, государства увлеченно колбасились на европейском театре военных действий, и понемногу перерисовывали карты колониальных владений. Учитывая силы, задействованные в конфликте, и принципиальность решаемых вопросов, наёмных военных в колониях начали мочить все. Наступающие — чтобы не мешали наступать, отступающие — чтобы не мешали отступать, конкуренты — чтобы не мешали под шумок грабить, местные — потому что задолбали, и вообще.

Короче говоря, в те годы наёмники понесли самые крупные потери за всю свою историю, и существенно поубавились в численности.

После окончания первой мировой роль наёмников в установлении мирового и локального порядков сильно снизилась. Но, с другой стороны, начали появляться игроки, которые в дальнейшем сыграли первые роли в возрождении наёмничества, и привели к эволюции в ЧВК.

В период с начала первой и до окончания Второй мировой войны ничего особенного не происходило. Разве что на внутренних рынках было заметное оживление частных охранных компаний, которые в некоторых случаях успешно конкурировали с полицией в эффективности. Эти ребята позднее тоже скажут свое веское слово.

Но вот Вторая мировая война кончилась. Государства подсчитали кто профит, кто потери. Впечатлились ядерными грибами. Поняли, что еще одного такого конфликта наш мирный шарик не выдержит. Потихоньку начали проникаться идеями гуманизма. Стали отпускать на волю бывшие свои колонии (ну, не совсем на волю — оставляя себе номинальную возможность контроля). Мир окончательно оформился как биполярный, и основными игрищами занялись СССР и США. А остальные остались в стороне, по большому счету на правах наблюдателей в игре «кто ё***нет бонбой первым».

Но вечно сидеть на стреме невозможно, это вам любой психиатр скажет, и на фоне глобального противостояния наблюдатели обнаружили, что с выдачей свобод для бывших колоний начал иссякать поток ништяков, который обычно шел непрерывно и бесперебойно. А тут еще ведь в мире появилась новая ценность – уран. И как назло, выяснилось, что в Африке его «горы – вот такой вышины!». И местному населению он нахрен не сдался. Но вот беда — уже есть ООН, да и СССР пристально следит за всеми телодвижениями недавних союзников, и вовсе не горит радостью от того, что те хотят вернуть себе всё обратно. Плюс во всю работает телевидение, радио. Пресса, зараза такая, перестает печатать только то, что говорят, а норовит ляпнуть что-то интересное поперек воли хозяина.

Короче говоря, вольницы у правителей изрядно поубавилось. Но дело-то надо делать. И тут все обратили внимание, что с получением свободы первое, что начали делать новообразованные государства, это весело воевать друг с другом. Руководствуясь при этом самыми разными мотивами — от материальных благ до старых обид. И делали они это не только руками вверенного им народонаселения (которое, как правило, не радо таким вещам), а с помощью белых людей с оружием.

«Так это же то, что нам надо!» — хором возопили государственные деятели прогрессивной и цивилизованной Европы, и начали вторую эпоху колониализма.

В этот раз речь шла не о захвате власти и контроля над ресурсами напрямую, а путем посадки в кресло руководителя проверенного и прикормленного типа. А чтобы он туда сел, обычно устраивался переворот. А переворот надо было поддерживать силой. Причем силой, которая реально может что-то сделать. Можно, конечно, раздать крестьянам АК-47 и призвать их брать Зимний и власть в свои руки. Но — где гарантии, что:

— крестьяне не забьют на это, потеряв пламенный порыв?
— крестьяне просто на это не забьют?
— крестьяне не обменяют АК-47 на корову/козу/курицу?
— крестьян не перестреляет немного более обученная регулярная армия?
— крестьяне, захватив власть, не разгуляются и не пристрелят того, кто должен сесть в кресло, и не посадят туда какого-нибудь придурка старейшину?

Как вы понимаете, для серьезного бизнеса такое количество «если» не предвещает ничего хорошего. Более того, с таким количеством переменных совершенно невозможно что-то прогнозировать и предполагать…

Вторая половина XX-го века — возрождение наёмничества

И тут все вспоминают, что после войны осталась куча народу, у многих из которых, кроме умения стрелять, ничего и нет. И если предложить им денег в обмен на пострелять, да еще и не отягощать их конвенциями и прочими пошлостями цивилизованной войны, то… В конце концов, не всех немецких вояк же перевешали. Да и в остальных странах молодых ветеранов с кипучей кровью и очень специфическими навыками навалом. На том и порешили.

И потянулась в Африку новая волна носителей бремени белого человека. Теперь уже с вполне конкретными задачами.

Так началось в 50-е годы прошлого века возрождение наёмничества.

Наёмники были везде — в охране первых лиц, во главе целых армий (порой состоявших из одних наёмников) и маленьких диверсионных отрядов, менявших ход войны. Они были среди инструкторов, советников, разведчиков. Они управляли самолетами, кораблями, танками. Да где их только не было. Само понятие войны в Африке стало полностью частным делом.

Конечно же, все понимают, что за любой частной компанией стоят государственные интересы. Но ведь государству совсем не интересно, каким образом компания достигает своих целей. Тем более, если всё происходит на другом континенте. А руководству компании важен только результат, их средства не волнуют. Ну а кто, как не бывший вояка, который в жизни либо ничего, кроме войны, не умеет, либо ничего не хочет уметь, лучше всего справится с поставленной задачей, не стесняясь в выборе средств? Никто.

А дальше «понеслась душа в рай». У наёмников даже было свое государство в Африке. Пусть и просуществовало оно не долго, но сам факт примечателен. Как и примечателен тот факт, что очень быстро стало понятно, чего стоят резолюции ООН и прочих международных организаций, если затронуты серьезные коммерческие интересы.

И наёмники жили Африке и в той же южной Америке, не опасаясь какого либо преследования со стороны Интерпола и прочих нелепых контор. Достаточно было не появляться в Европе и штатах, чтобы до тебя не могли добраться. А если у человека есть деньги, то на кой ему сдался этот «старый свет» вместе с «новым»?

Современные частные военные компании (ЧВК)

Но, как известно, рано или поздно любой вольнице приходит конец. Так случилось и с свободными наёмниками. И погубили их те, кто пользовался их услугами. Бизнес. Оказалось, что гораздо проще платить не каким-то оборванцам на другом краю света, с риском нарваться на кидалово или провал задания (деньги то уже получены, как минимум половина), а своим. То есть людям, которые работают на тебя. Или нанятые тобой на совершенно официальных основаниях. С офисом, менеджером и прочими признаками цивилизованного бизнеса.

Так появились ЧВКЧастные Военные Компании. Которые, в отличие от наёмников, действовали в рамках международного законодательства (ну, формально). Несли ответственность за сроки и качество предоставляемых услуг, ну и были элементарно опрятнее и доступнее, нежели далекие африканские бродяги. И вот эти самые «официальные конторы» быстро очистили рынок от энтузиастов и любителей, заодно убрав с поля профессионалов, не озаботившихся официальной крышей.

Вот примерно так мир пришел к той системе частных военных, которую мы видим сейчас. Конечно же, она не совершенна. Не отличается ни чистотой, ни гуманностью, ни открытостью. Но давайте будем честными — сколько войн в принципе соответствуют этим параметрам?

То, во что сейчас выросли ЧВК, начинает вызывать тревогу не только у политиков, но и у бизнесменов.

Впрочем, так бывает часто — дитя само пожирает своего создателя. В конце концов, это они превратили войну в бизнес, а не военные.

В замечательном фильме «Оружейный барон» была хорошая фраза:
— «Мир унаследуют торговцы оружием».

Это не так. Мир унаследуют наёмники, потому что человечество всегда будет воевать. И если вдруг закончатся пули, бомбы и ракеты, то ничего не изменится. Просто в ход пойдут ножи, камни и палки, за которые платить не надо. А люди, готовые это делать, будут всегда.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here