Обугленный. Жуткая история о…

0
58

Обугленный

У Вальки Сазоновой случилась беда. Миша, хахаль её, сгорел на работе. Причем, сгорел не переносном смысле, а, в самом, что ни на есть, прямом.

В 90-е годы Мишка занимался коммерцией, возил из Китая всякий ширпотореб, и здесь, в Сибири, продавал. Рэкет на него не наезжал. Мишкин брательник, Вован, оттарабанил восемь лет на зоне, все рэкетиры в городе его знали и потому не связывались. Мишка только братухе время от времени выставлялся, да, иногда денег подкидывал.

Постепенно Мишка раскрутился. Заимел свой небольшой магазин. Там его и сожгли, с магазином вместе. Причем, когда магазин только начал гореть, кто-то с улицы подпер дверь ломом, чтобы нельзя было выбраться. Той злополучной ночью Мишка с Вованом как раз были внутри и пили водку, отмечая очередную успешную сделку. Так и сгорели там. Заживо. Когда утром тела доставали из-под обугленных обломков здания, оба брата были, словно те куры-гриль, только чуточку подгорелые. Списали все на курение в пьяном виде. Менты ведь тоже не враги сами себе. Кому ж хочется плодить очередной глухарь?

Хоронили Мишку с Вованом в закрытых гробах. Братва организовала все по высшему разряду. Поминки в ресторане. Памятник. Куча венков. Да, только пацанов было уже не воскресить. Валька, когда это все произошло, сильно по Мишке убивалась, знать, любила его. Мишка же ей предложение сделал, они на неделе уж собирались заявление в загс подавать, а оно вона, как вышло.

Первое время подруги да родственники Вальку одну не оставляли, боялись, как бы не сделала с собой чего. А сразу после похорон явился ей Мишка во сне, и сказал, чтоб она год соблюдала по нём траур, ни с кем не путалась, а потом, как год пройдет, обустраивала свою личную жизнь. Деваха она еще молодая, видная, не ложиться же ей в гроб заживо, в самом-то деле.

Прошло одиннадцать месяцев. У Вальки появился ухажер. Серёжка Гуляев, пацан из соседнего микрорайона. Стал он к Вальке подкатывать. Та поначалу не велась, держала приличия. Но Серёжка продолжал её обхаживать, то в кино пригласит, то в ресторан, на работу за ней заезжал, букеты цветов таскал. В конце-концов, не устояла Валентина. Стали они встречаться. До секса, правда, дело не доходило, так, целовались несколько раз, но, было уже понятно, что скоро это произойдет. Тем, более, оба этого хотели.

Однажды Валька позвала Серёгу к себе в гости, попить кофе, посмотреть, как она живет. Но, всем же понятно, для чего пацаны к девкам по вечерам в гости ходят. Серёжа пришел, принес бутыль вина с тортом. Валька к его приходу нажарила котлет с картошкой да оливье сделала. Они сели в комнате, начали ужинать.

Внезапно в квартире погас свет. Валентина зажгла свечу. Вдруг слышат они – внизу хлопнула дверь, в парадное кто-то зашёл и стал подниматься по лестнице. Ближе. Ближе. Еще ближе. Пока, наконец, не оказался у самой двери. Тут Валька и ее новоиспеченный кавалер почувствовали какой-то очень мерзкий, гнилой запах. Словно мясо долго лежало не в холодильнике, и вконец протухло. Валька сказала, что это, наверное, в парадное зашёл погреться какой-то бомж.

Она четко помнила, что закрыла входную дверь на замок, но отчего-то ей стало очень страшно. Из-за того, что вырубилось электричество, телевизор не работал, и Валька с её кавалером услышали чье-то сиплое дыхание.

Да манал я нюхать такую вонь. Сейчас пойду и выкину этого бомжару нафиг! – сказал Сергей.

Он встал с дивана, но тут раздался звук отпираемого замка. Валька и Сергей вздрогнули. Валька знала, что еще одни ключи от квартиры были только у Миши. Сергей пошел узнать, кто это, но, как только он вышел из комнаты в коридор, входная дверь отворилась, и в квартиру кто-то вошел. Судя по шагам, их было двое. Запах сгнившей плоти сделался невыносим. От него к горлу подступала тошнота.

От ужаса Валька не знала, куда ей деться. То ли звонить в милицию, то ли выскочить на балкон и звать на помощь. Но, вместо этого она только сильнее вжималась в диван, не в силах даже подняться с него. Внезапно в коридоре раздался истошный крик ее ухажёра. В квартиру вошли две человеческие фигуры в черном. Их лица были обмотаны грязными, наполовину сгнившими тряпками, и то, что было у них под этими тряпками и под одеждой, источало адскую вонь.

Не надо! Не надо! Я не хотел! Не надо! Я прошу вас! Не надо! — закричал Сергей и бросился обратно в комнату.

Захлопнув дверь, он всем телом навалился на неё, но, с той стороны надавили, и Сергей свалился на пол, а те двое вошли в комнату. Тут снова зажегся свет. Валька увидела, что перед ней никакие не бомжи, а самые настоящие мертвецы с кладбища. Миша и его брат Вован.

Мертвецы стали медленно разматывать тряпки, закрывающие то, что еще оставалось от их лиц. Под тряпками было черное, гнилое мясо, источавшее гной, и покрытое язвами, кое-где по этому мясу ползали черви. Валька истошно закричала.

Я же сказал тебе, один год обождать, – сказал Миша – а ты не послушалась.

Он говорил свистящим шепотом, так, что его слова еле-еле можно было разобрать. Вован наклонился к Сергею и взял его за лицо. Серёга силился что-то сказать, но не мог, а только хрипел.

Так это ты тогда подпер тогда дверь в магазин – просипел покойник – теперь пришло время ответить.

Миша тоже склонился над Серёгой.

Шо, сука, страшно? Нам тоже страшно было, когда ты нас заживо жёг.

Серёга страшным голосом закричал. Казалось, что сейчас в квартире повылетают все стекла. Миша рванул его за голову, и голова осталась у него в руках, но, все равно, даже отделенная от тела, голова продолжала истошно кричать. У Вальки все поплыло перед глазами и она вырубилась.

Тело Сереги нашли на следующий день на чердаке. Там же нашли и голову. В тот же день на кладбище, возле могилы Миши, обнаружили Вальку. Могилы Миши и Вована были разрыты, останки тел таинственным образом исчезли. Валька не могла объяснить ни то, как погиб Сергей, ни то, как сама она оказалась на кладбище. Она основательно повредилась умом, с кладбища ее забрали прямо в психушку, где она провела больше года, и с тех пор по нескольку раз в год проходит курс лечения. Когда ее ненадолго отпускают домой, она подолгу разговаривает сама с собой, и смотрит на мир такими глазами, словно постоянно видит возле себя что-то очень-очень страшное…

Алекс Неронов

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here