Жизнь на американской подводной лодке: тесно, похабно, иногда воняет дерьмом

0
356
Жизнь на подводной лодке - тесно, похабно, иногда воняет дерьмом

Ничто так не укрепляет дух товарищества в армии, как совместное преодоление невзгод. Чем тяжелее и рискованней миссия – тем крепче связи между теми, кто её выполняет. А жизнь на подводной лодке – это практически каждый день риск. Подводники годами живут в мире, где единственный способ предотвратить неминуемую катастрофу – тяжелый и изматывающий труд каждого члена команды. Не удивительно, что в таких условиях стремительно накапливаются стресс и напряжение. Удивительно то, что моряки-подводники знают, как его снимать. И хорошо умеют делать это, причём разными способами – от катания по коридорам на импровизированных тележках до различных церемоний и обрядов посвящения.

Сотрудник «Task & Purpose», Джеймс Кларк, взял у Уолтера Лайона, прослужившего во флоте с 2000 по 2010 год на должности техника систем управления огнём и корабельного водолаза. И он рассказал нам – на что похожа жизнь на подводной лодке. В общей сложности Лайон провёл в море более 1200 дней, не считая годичной командировки в Ирак в составе консультативной группы. Флот он покинул 6 лет назад, и теперь работает менеджером по корпоративному обучению персонала в инженерной фирме. А в свободное время – руководит каналом «Diver Tough», где еженедельно выкладываются подкасты, посвященные историям моряков военного и гражданского флота.

Лайон рассказал, каково это — находиться в несколько недель подряд под водой, как на подлодке справляют нужду, что случается, если начинаются проблемы с канализацией и что происходит, когда субмарина пересекает экватор.


Жизнь на подводной лодке:

Джеймс:
— Как проходили твои будни на подводной лодке, сколько времени ты провел в море и на какой субмарине ходил?

Уолтер:
О, это была быстроходная многофункциональная подводная лодка. Небольшая – длина едва достигала 110 метров. В её задачу входили разведка, наблюдение и рекогносцировка, так что после выхода в море занятий у нас хватало всегда. Обычно мы проводили в море до полугода, но самый максимальный срок у меня был 328 дней подряд.

Не считая, конечно, посещения портов. Ведь срок, которые вы можете провести под водой, напрямую зависит от ваших запасов. У нас их максимум хватало на 70 дней непрерывного дежурства, но я слышал от коллег, что некоторые выдерживали и все 90. Тем не менее, когда диету моряка начинают составлять сухари с кетчупом – это сигнал, что пора возвращаться.

— И каково это – провести 70 дней в наглухо закрытой высокотехнологичной «консервной банке»?

Это интересно. Ну, насколько может быть интересным застрять с кучей парней, часть из которых вам, мягко говоря, не очень нравятся. Ведь на борту нас таких было порядка 130 человек. А ещё – было очень тесно. Особенно мне с ростом в 1,9 метра. Приходилось наклоняться, проходя через проходы, и пригибаться в тесных помещениях. Ну и в таких условиях очень быстро становится понятно – кто ваш лучший друг, а с кем лучше лишний раз не взаимодействовать.

— А такой вопрос. Теснота, куча народу, а вы все – молодые парни. Была ли там хоть какая-то возможность немного уединиться? Ну, ты понимаешь о чём я. Ну, то есть, как у вас там с онанизмом дела обстояли? Была ли хоть какая-то возможность или нет?

Ох, это было тяжело. Просто когда каждый квадратный сантиметр чем-то занят, и когда даже спать приходится посменно (у них это называется «hot-racking» — несколько человек на 1 спальное место в целях экономии пространства), с уединением огромные проблемы. То есть когда наступает твоя очередь – ты забираешься в койку, отгораживаешься от всех остальных тонкой занавеской и… И все будут понимать, что ты делаешь. Но поскольку это общая проблема, мы следовали принципу: «Это не гейство, если на тебя никто не смотрит». Бывало так, что вот так вот колыхались все занавески в ряду. Ну и, конечно же, куда без «шутников», весело пробегающих рядом и распахивающих всё, что только можно…А это ещё и чисто физически неудобно было. Особенно мне, ведь длина койки была всего 1,88 метра. Так что ногами я упирался в одну переборку, головой – в другу. Как в гробу, ей-богу.

— Собственно, почему я об этом спросил. В своё время, когда я был прикомандирован к одному пехотному батальону в Афганистане, группа парней специально оборудовала одно из дальних помещений чисто под это дело. Ну как помещение… Что-то типа шкафа, только не с дверцей, а с занавеской.

У меня был случай, как раз в тему. Я же был водолазом, так что в мои задачи входило закрепление и проверка различных наружных устройств и узлов перед погружением. И я всегда возвращался со смены последним. И вот мы только-только всё закончили, начинается погружение, выключается свет. Так вот, иду я такой уставший, захожу в каюту экипажа – по сути, узкий коридор, по бокам которого находятся койки – и буквально из-за каждой занавески слышны звуки лютой дрочки. Я не выдержал и заорал: «Парни, вы что, не могли хотя бы час подождать – тут люди спать после смены собираются!». И всё затихло.

— Есть ли какие-то ритуалы, которые приняты только среди подводников?

Ну да. Каждый раз, когда ты получаешь какое-нибудь важное достижение в нашем военно-морском сообществе, ты проходишь соответственный ритуал. Наиболее известный, пожалуй – пересечение экватора. Моряков, которые уже это делали, называют «shellbacks» (примерный перевод – раковины или ракушки), а тех, кто ещё нет – «pollywogs» (головастики).

Для начала, нам приходилось полировать «мусорные гири». Ну, места на подлодке мало, так что даже мусор приходится спрессовывать до максимума. И делается это вот этими самыми гирями. И вот мы берём эти ржавые и тяжелые куски металла – и начинаем их полировать до блеска. А потом ещё и носим на шее в течение недели. Но это только прелюдия – когда экватор пересекается, наступает основное действие. Головастики поют песни, ползают на животе, плавают в моче и едят конфеты M&Ms прямо из пупка самого толстого члена команды…

церемония пересечения экватора на борту подводной лодки USS Blue Ridge в 1972
Церемония пересечения экватора на борту USS Blue Ridge в 1972 (Фото с Wikimedia Commons)

— Эм… Нет, наши читатели точно должны знать подробности. Ты тоже это делал? Ну, с драже и пупком?

Ну да. От этого не отказываются. Тебе выдают драже M&Ms – теперь это твоя будущая «жемчужина». И ты должен хранить её на протяжении всего ритуала. То есть тебя поливают водой из шлангов, окунают в ледяную воду (в которую кто-то ещё и нассал), заставляют ползать на животе, а в конце ты заходишь в кают-компанию, где сидят все офицеры, а также – самый толстый парень на подлодке. В подгузниках, покрытый взбитыми сливками, уксусом, горчицей и майонезом. И тебе нужно подойти к нему, поместить «жемчужину» ему в пупок, а потом достать её без помощи рук. И только тогда ты станешь уважаемой «ракушкой».

Капитан обычно переодевается Нептуном, а остальные члены команды устраивают «показ мод». Сами шьют одежду, переодеваются в женщин, а затем – устраивают стриптиз. Ну а главный толстяк надевает памперс и тоже во всём этом участвует… Ну а что, у нас нет ни интернета, ни социальных сетей, ни телевизоров, — а как-то развлекаться и веселиться нужно.

— Да всё нормально – в каждой воинской части есть что-то подобное. Когда куча парней собирается вместе на более чем 6 месяцев – им рано или поздно становится скучно, особенно если служба тяжелая, так что пусть лучше себя вот так развлекают.

Жизнь на подводной лодке тяжела. Только чтобы получить базовую квалификацию, требуется около года. И весь этот год вся твоя задача сводится к тому, чтобы изучить каждый сантиметр от кормы до носа. При этом нельзя ни курить, ни есть сладкие хлопья, даже десерт – и тот под запретом. Ну и, конечно же, нет возможности смотреть телевизор и даже читать любимый контент, непосредственно не связанный с подводными лодками. Ещё и оценивают вас очень строго, просто потому, что именно от ваших действий может в будущем зависеть жизнь «оценивающих». У нас было несколько пожаров, парочка протечек и ряд других ЧП, из-за которых в прошлом кто-то погиб, так что ко всему приходится относиться с максимальной серьёзностью. Но если делать это слишком долго, то и с ума сойти можно – нужно искать способы расслабиться.

многоцелевая подводная лодка типа «Лос-Анджелес» USS Cheyenne (SSN 773) на учениях «Тихоокеанский рубеж» 2016
Многоцелевая подводная типа «Лос-Анджелес» USS Cheyenne (SSN 773) на совместных учениях 12 стран-партнёров — «Тихоокеанский рубеж» 2016.

— А если говорить о действительно серьёзных вещах, то есть ли у тебя какие-то страшные истории по поводу туалетов? Я о таких сам не слышал, но мне очень интересно.

А это, кстати, реально серьёзная штука. Итак, как мы всё это делаем. Всё говно и прочие отходы сливаются в санитарные баки. У нас таких 3 штуки. И чтобы их опорожнить, нужно создать определенный уровень давления в санитарном насосе, который будет выдувать отходы за пределы лодки. Это даже интересно – после каждого такого сброса можно наблюдать, как к нашему говну слетаются рыбки и крабы, чтобы его сожрать. Но если кто-то забывает закрыть какой-то клапан, могут случиться неприятности, поскольку поток пойдёт не только в воду, но и куда-то внутрь лодки. Сразу вспоминается случай, когда какие-то механики неправильно закрыли какой-то клапан, и вода под напором пошла через раковину на камбузе… И нам очень повезло, что это была просто вода, хотя и немного пахнущая дерьмом. Короче, вечер пиццы был безнадёжно испорчен.

Или вот ещё. Туалеты на подлодках довольно специфические. После того, как вы посрали, вам нужно открыть один клапан – он подаст воду для слива. Закрыть его и нажать на большой рычаг, чтобы включить слив. Но если окажется так, что в санитарном баке сейчас избыточное давление, вода с говном выплеснутся вам в лицо, если вы не будете осторожными. Или быстрыми.

— Какой самый сумасшедший момент был у тебя во время службы на подводной лодке?

О, это у нас называется «Angles and dangles». Когда субмарина идёт на большой скорости и делает повороты под экстремальными углами, мы – те, кто сейчас не на дежурстве, берём самые скользкие штуки и начинам развлекаться. движется вверх и вниз под углом в 25 градусов, всё, что не закреплено, летает по коридорам, спать невозможно, приходится хвататься за переборки, просто чтобы устоять на ногах, а мы носимся по коридорам, как по горкам. Некоторые даже используют для этого ручные тележки или что-то типа того. Короче, это весело!

Автор — James Clark
Источник – Life On A Submarine: Raunchy, Cramped, And Occasionally Smells Like Sh*t

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Напишите ваш комментарий!
Ваше Имя