Прислали к нам как-то нового замполита служить. Целого капитана 2 ранга из штаба флотилии, — то ли пенсию быстрее заработать хотел, то ли оклад повыше нужен был, то ли к повышению готовили, — хрен их знает, пытаясь разобраться в сексуальных хитросплетениях хитрожопых витязей из воспитательной службы — и безногий ногу сломал бы.

День-два он походил по кораблю, с ласковой улыбочкой заглядывая в хмурые лица подводников, и случилось у нас собрание офицерское. Командир устроил разбор полётов предыдущего выхода в море и накручивал хвосты на будущий.

— Товарищи офицеры! — начал командир, — по результатам последнего выхода в море…
— Прошу разрешения, товарищ капитан первого ранга! — радостно вскочил в этом месте новоиспечённый подводник, — но, в данном случае, нужно говорить «крайнего», а не «последнего»!!!
— Что, простите мое старческое слабоумие? — командир и не понятно от чего больше опешил: или от того, что его кто-то осмелился перебить или от того, что его кто-то осмелился поправить.
— Я говорю, что нельзя говорить слово «последний», а надо говорить слово «крайний»! — да-а-а, чутья у замполита нового, конечно, с гулькин хуй, тот ещё психолог, сразу видно.

Командир посмотрел в стол, проверил наличие ногтей на всех своих руках и спросил:

— Товарищ капитан второго ранга, а у вас есть в библиотечке корабельной толковый словарь русского языка?
— Так точно!
— Будьте добры, принесите, пожалуйста.

После того, как замполит выскочил из кают-компании в ней начался ропот офицеров.

— Так, спокойно, товарищи офицеры, — поднял руку командир, — этого я и сам сейчас унижу, без вашей помощи, но спасибо за поддержку.
— Вот, товарищ командир! — радостно размахивая каким-то зелёным томиком, примчался обратно воспитатель.
— Открывайте, товарищ капитан второго ранга, и зачитайте, пожалуйста, вслух значения слов «крайний» и «последний».

Тот зачитывает.

— Ничего не смущает? — уточняет, на всякий случай, командир
— Ну… товарищ командир, традиция же!!!
— Какая?
— Ну… у лётчиков, у десантников, вообще у военных!
— А мы на самолёте сейчас?
— Нет
— На большом, может быть, десантном корабле?
— Нет — воспитатель начинает краснеть
— А где мы сейчас?
— На подводной лодке
— На моей подводной лодке, я прошу заметить. И давайте я сейчас прерву наш, бесспорно бесполезный, с вашей точки зрения, саммит, и займу у офицеров несколько минут лишнего времени, чтоб рассказать Вам о традициях на нашем корабле. Вы не переживайте, что они на полчаса позже уйдут домой, потому, что у них традиция есть дела свои до конца доводить и обеспечивать безаварийную эксплуатацию корабля, а не языком молоть, поэтому им не привыкать. А ещё одна традиция у нас — уважать старших, то есть в данном случае, меня. Меня можно не любить, но оказывать мне всяческие почести, вплоть до целования в жопу, очень даже приветствуется. А вот перебивать меня, во время моих гениальных речей строго запрещается всем, даже механику, а не то, что замполиту! И запомните, товарищ подполковник: по моему пониманию, а значит и по пониманию всего моего экипажа, крайними бывают плоть, Север, мера, срок и необходимость! Все остальные слова маркируются у нас словом последний, то есть позднейший или самый новый, по отношению к текущему моменту! Усвоено?
— Так точно, товарищ командир, но я же думал..
— А не надо думать! Вам по штатному расписанию этого не положено! Лейтенантам и старшим лейтенантам заткнуть уши! И если ты ещё раз меня перебьёшь, сука, то будешь послан на хуй, прямо при всех вот этих неокрепших флотских умах с заткнутыми ушами! Можно открывать уши! Видишь — сидят с заткнутыми потому, что слушаются меня! Учись, воспитатель!

Командир дал отмашку на открытие ушей и продолжил собрание.

Традиций на флоте много, часть из них просто условности и дань прошлому, часть исполняется неукоснительно, как, например, взаимовыручка, о которой я расскажу в следующий раз. Но, при этом, если ставить знак равенства между традициями и условностями,основанными на суевериях, то условности просто помогают отличить нормального человека от долбоёба, как в этом случае с замполитом.

Подводники спокойно говорят слово «плавали», вместо «ходили», «подполковник», вместо «капитан второго ранга» (здесь, правда, важна интонация, потому, как сухопутное звание может иметь, как оскорбительный оттенок, так и уважительный). Конечно же, если вы штабной офицер, программист, таксист, какой-нибудь там офисный работник и так далее, то обязательно используйте слово «крайний» вместо «последний» везде где это уместно и неуместно, — так вас будет легче отличать от нормальных людей.

Источник — Акулы из Стали

Tags:
1 комментарий
  1. Alex Russland 2 года назад

    Отличная статья, но концовка поставила в стопор))) я полностью поддерживаю данную теорию что не важно какое слово, но в конце статьи говорится что все таки если не подводник то говори крайний…тогда к чему все это. А вообще по хорошему подполковник не прав, а вот полковник не прав вдвойне позволив его опустить при всех. теперь его никто уважать не сможет, даже лейтенанты. а он ведь замполит

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

СВЯЗАТЬСЯ С НАМИ

Мы ответим вам так скоро, как это будет возможно

Sending

Дорогие друзья, камрады и уважаемые наши читатели! Мы уважаем авторское право и готовим для вас только качественный контент - наши статьи авторские и уникальные! Если берете наш материал на публикацию, указывайте ссылку на источник! Ваша карма будет чиста, и оружие не даст осечек!

наши друзья | контакты | помощь сайту | рекламодателям
отказ от ответственности | запрещено для детей

LDC Team © 2018

Спасибо за то, что вы с нами!

Введите данные:

Forgot your details?