«Копчёный», паренёк и бутылка пива. Поучительный рассказ о самообороне в городе

0
2735

В 90-х и 2000-х, в промежутках между основной службой, усиленно занимался боевыми искусствами. Мои увлечения, в итоге, привели меня к изучению вопросов самообороны в городе. Время было лихое и отмороженных элементов на двух ногах было как грязи за баней…

Но в целом мой рассказ не обо мне.

Летом 2001 года проходил курс выживания в городе у одного московского специалиста. Его имя — совсем не важная информация. О его тренингах расскажу как-нибудь позже, если будет интересно.

Занятия проходили в Летниковском переулке, недалеко от Павелецкого вокзала, а жил я в военной гостинице на Соколе. Жара стояла невыносимая, зал находился в полуподвальном помещении с малюсенькими окнами у самого раскалённого асфальта. Возвращаться приходилось поздно. Душный мегаполис по дороге в гостиницу высасывал последние соки досуха.

Дотопав усталыми копытами к Павелецкому вокзалу, я останавливался передохнуть у входа перед глубоким нырком в адские ворота гудящей душегубки метрополитена, чтобы набраться сил перед ещё одним рывком моего неблизкого пути к заветной кровати в номере.

Так и этот вечер — решил тормознуть и поглазеть на людей, потренировать навыки наблюдательности. Рядом, вдоль стены здания вокзала, разместились разномастные граждане необъятной страны — многочисленные гости столицы. Всё как обычно. Кто-то курил, таксисты крутили на пальцах ключи и приставали к пассажирам. На сваленных в кучу баулах восседала бочкообразная тетка с выпученными от духоты и давления города глазами. Бродили непонятные, как сейчас говорят, фрики — городские сумасшедшие и всякая шалупонь привокзальная.

Но среди этого урегулированного по-своему дурдома ходило нечто вообще непонятное и крайне неприятное.

Тело, непонятного возраста, в засаленной клетчатой рубашке, шлёпанцах на давно не мытых ногах и протёртых во всех местах воняющих аммиаком джинсах, подходило к любому на выбор прохожему или стоящему у вокзала, в основном мужского пола, протягивала руку и, шамкая беззубым ртом, изрыгало хриплыми миазмами: «Эй, пЛивеТ!».

Рука у него, как и половина лица, были то ли обожжены, то ли в непонятных коростах, то ли в засохшей грязи из ближайшей клумбы.

Кто-то, не останавливаясь, оббегал внезапное препятствие, кто-то заблаговременно менял маршрут или уходил с места подальше. Действие пахло провокацией и тщательно подготовленным шухером.

Через полминуты наблюдения я отметил разномастную компанию, стоящую неподалёку и так, вроде невзначай, наблюдающую за телодвижениями «копчёного». Человек 8-10 примерно.

В этот момент из здания вокзала выходит невысокого роста паренёк. Нельзя сказать, что качок или крепыш. Обычный такой, лет 25-28. В руках у паренька бутылка «Клинского», и ещё одно запотевшее горлышко выглядывало из полуоткрытой сумки через плечо.

Отойдя в сторонку от входа, парнишка, не торопясь, отхлебнул глубоким глотком пива и огляделся. Рядом оказалась внезапно опустевшая скамейка, присев на которую, паренёк погрузился в безучастное созерцание и свои мысли.

«Копчёный», узрев жертву, медленной поступью лёг на курс к скамейке с пареньком. И вот уже знакомое «Эй, пЛивЭт!».

Паренёк взглянув на изуродованную клешню «копчёнова», сказал вполголоса, однако мне слышно:

— Привет!
— Ты чеЛо за Луку не здоЛовываешься?
— Извини, я ни с кем не здороваюсь за руку, кроме отца. Принцип такой.
— Цо, Сападло, да?
 Нет, просто не здороваюсь и всё.

Пауза…

— ТоЛда дай пива.
— На… – протягивая полупустую бутылку, говорит паренёк.
— Нееее… я хоЦу целую… В Цумке у тебя…
— Это не моё пиво – без тени беспокойства отвечает паренёк.

«ЗаЗааал, даааа? – подпрыгнула копчёная обезьяна в шлёпках. — ПаСаныыыы! Тут инФалиТа обиЗают! – заголосило пропитое горло».

Парень спокойно сидит, пьёт пиво. А на другом конце сцены пришла в движение масса. Как по команде, выстроившись «свиньей», гопка начала крейсеровать в сторону скачущего и визжащего как свинья «копчёного».

У меня всё сжалось. Я понимал, что сейчас будет бойня. Забьют при мне парня. Не вмешаюсь — совесть замучает. Вмешаюсь – обоим кранты. «Вставай! Вставай! – кричал я мысленно – Вместе же здесь ляжем! Бляаааа!»

Расстояние между гопкой и скамейкой сокращалось с катастрофической скоростью.

«Где менты?» — кричал я внутренне, оглядываясь. А, вот он, фараон. Видит. Ипать-колотить! Отвернулся! Ушёл!…
А расстояния уже вообще нет
. Я приготовился резко начать движение наперерез. И вдруг… Ба-баааах!

Парнишка внезапно, в самый критический момент (в айкидо это называется «таймингом») встает и с размаху, плашмя, бьёт ближайшему из толпы по голове бутылкой. При этом я увидел, что держал он бутылку не за горлышко, а плотно обхватил всей ладонью…

В закате душного вечера, новогодним фейерверком, отражая лучи солнца, веером разлетелись осколки бутылки. Стекло в мелкие осколки, в пыль. Время как замерло в моих глазах. Шок! По-иному не назвать.

Получившее в лоб тело обмякло и рухнуло навзничь. Охеревшая гопка замерла. Видать попало вожаку.

«Вася! Вася, ты как?» — захрюкало стадо. Тело на асфальте нечленораздельно мычало, ворочаясь как перевёрнутый краб.

Парнишка спокойно прошёл через остолбеневших подельников «копчёного», стряхивая кровь с порезанной руки, и скрылся за стеклянной дверью метрополитена.

Занавес…

Выводы:

  1. Я трачу кучу времени, читаю массу книг, добываю Гималаи информации, прохожу тренинги, а тут вот он — настоящий тренинг.
  2. Не знаю, может этот парнишка тоже где-то тренируется, но чувство тайминга, самообладание, скорость принятия решения завораживают.
  3. И главное. Тренинг, знания, приёмы, анализ информации – это всё вторичное. Дух! Вот что главное. Нет духа – нет победы!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here