Третья мировая война: Реалии исламского терроризма | LastDay Club image 1

Скажу сразу – в этом тексте нет злорадства ни над Европой, ни над ее жителями, её правоохранительными органами и службами безопасности. Тут так же нет никакого “совета” как делать и как бороться со случившейся бедой. Ну и, опять же, я не раскрываю никаких тайн. 

Мы все прекрасно знаем, какие ошибки привели к возникновению исламской проблемы. Разгул толерантности, свободный доступ для “беженцев”… Да, именно в кавычках, потому что глядя на сытые рожи “бегущих от войны” понимаешь, что они от нее не бегут, а везут ее с собой. А рады ли этому жители Европы или нет – это уже не нашего ума дело. Они сами себе выбрали такую власть. Как и мы свою. Как и везде.

Одна из особенностей современного радикального ислама заключается в том, что он во многом латентен и незаметен. Это, увы, не угревая сыпь, которая сразу же проступает на роже. Глядя на человека нельзя однозначно сказать, что он потенциальный исламский террорист. И именно в этом заключается одна из ключевых проблем. Радикальный ислам становится децентрализованным.

Мы привыкли к тому, что знаем многих игроков на данной арене: Аль-Каида, Джебхат-Аксы, Джун аш-Шам, Лашкар-и-Тайба, Абу-Сайаф. Их больше сотни. Они раскиданы по всему миру, от Филиппин, до Сирии и Египта. И это всего лишь основные места, откуда они берутся. А география распространения ячеек вообще охватывает весь мир. Пожалуй что в Исландии, Антарктиде, ну и пожалуй что Северной Корее, их нет. Как видите, исламская проблема есть уже практически везде. И главное, что теперь эта сила работает сама по себе и практически без контроля.

Раньше “рынок” исламского терроризма был ограничен – вспомните хотя бы взрыв в Инчирлике. Когда выяснилось что это была новая и молодая группировка, которая просто решила показать свою силу, с ней разобрались “свои же”. Даже не дав добраться до них неверным. Конкуренция была огромна – борьба шла за финансовые потоки, за спонсорскую помощь, за репутацию. И по большому счету, большинство терактов были едва ли не согласованы со стороной, которую собирались терроризировать. И это имело еще одно далеко идущее последствие, которое мы сейчас и “хаваем полным ртом”.

Дело в том, что спецслужбы разучились бороться с исламским терроризмом. Причем речь не о том что спецы заржавели, а ищейки утратили нюх. Нет. Просто теперь решением проблемы стало заключение сделок. Они начали договариваться. Подкупать, обеспечивать безопасность их бизнеса, платить за устранение конкурентов (таких же террористов), платить им за то что бы взрывали в других местах, в других странах, или там где это будет выгодно с политической и прочих сторон.

Третья мировая Реалии исламского терроризма - Last Day Club (3)

Основа современного исламского терроризма была заложена ещё в 80-е, причём при активном участии и помощи как СССР, так и США. Мы сами вырастили то, что мы сейчас имеем. Так что не надо думать, что мы тут такие пуфыстые пуськи и несчастные страдальцы. Нифига мы не ангелы.

Но как принято сейчас говорить: “– Вот раньше был порядок.” И в принципе так и было. Порядок был. Все знали свои места, свои роли. Каждому полагались свои деньги, свои бонусы, своя крыша. Поймите, те кто сейчас считаются легендами в мире исламского джихада некогда получали, чуть ли не зарплату. Кто в госдепе, а кто и в советских ведомствах.
А потом этот порядок нарушился. Что было тому виной? Обычная человеческая жадность и информация. Точнее информированность. Пока не было массового интернета и телевидения, люди жили в своих ебенях и думали что жизнь вокруг ничуть не отличается от их. Но потом…

Потом они узнали, что есть места где вода идет из крана, ее можно пить. Где оружия у людей нет. Где женщины ходят с голыми ногами. Они узнали, что есть люди, которые слабее их и которые не готовы к тому что бы у них что то забирали. Точнее не готовы это защищать. И последовавшие за этим войны только подтвердили этот факт. И армии этих людей воевали не так как они привыкли – они стараются не сталкиваться с врагом лицом к лицу. Но… Та же ситуация в Уганде показала что белых можно резать как свиней, и ничего исламским террористам за это не будет (бельгийский контингент тому мертвое доказательство).

Да, были Американцы. Которые, если что не так, присылали бомбардировщики, пехоту и ракеты, но даже это были цивилизованные солдаты. Которые привыкли воевать по правилам и конвенциям. И именно потому их считали слабыми, ведь они не были готовы убивать женщин и детей, разве что случайно сбросив на них бомбу. И они не учитывали самого главного.

Нынешнее столкновение – это не культурное столкновение и даже не борьба идеологий. Это борьба веры. Это борьба менталитетов. Обычный ребенок в цивилизованном мире в 10 лет мечтает о игровой приставке и собаке, а также о том, чтобы поехать с папой и мамой в аквапарк. А у них в 10 лет ребенок может одеть пояс шахида, взять автомат и начать убивать просто потому, что он в этом вырос. Потому что верит в то, что он станет сильнее просто убив врага, так как станет сильнее его вера в то, что неверных можно (и нужно) убивать.

Современный “робокоп” может напугать лишь цивилизованного ребенка. А там дети не боятся такой фигни, потому что у них есть автомат. Если он не помогает – есть гранатомет. А если нет и этого, то можно подбежать к врагу и взорвать жилет с взрывчаткой. Это в цивилизованном мире есть такие понятия как “посттравматический стресс” и”боевой стресс”. Там всего этого нет. Это столкновение двух миров. Один мир который уже считает убийство неприемлемым, а второй видит его как единственное средство достижения цели. И поэтому в них нет страха перед смертью.

Третья мировая Реалии исламского терроризма - Last Day Club (2)

Израильтяне уже побывали в подобной ситуации, когда начали террор против арабов в целом и исламского терроризма в частности, посылая диверсантов подрывать их автобусы и дома. Но они не учли того, что их агенты боялись смерти. И что для них жизнь каждого израильтянина ценна. А у палестинцев жизнь не имела никакой ценности, как в силу религии, так в силу самого образа жизни. Сложно ожидать, что бояться смерти будут те, кто смерть от оружия считают предпочтительнее смерти от голода или болезней. Что так, что иначе, но они умрут. А теперь помножьте схожее отношение на религиозную основу. Когда смерть приносит рай, если ты унес с собой неверных. И чем больше ты их унес – тем лучше.

А представьте, что эти десятилетние безжалостные дети подросли. Они не умерли тогда, но не против сделать это сейчас. Тем более, что теперь они сами решают что и когда им делать. Нет больше резона в имамах – интернет позволяет прочесть шахаду прямо с экрана. Или услышать из колонок. Теперь всё стало проще – не нужно даже выходить на улицу. Вся информация есть в свободном доступе. И как это не блокируй, ничего остановить уже не удастся. В конце концов, текст шахады лежит на википедии. И кто знает, какие люди ее сейчас читают?

Для дебилов которые не умеют читать – это сейчас не призыв к тому что бы все запрещать. Это, наоборот, к тому, что запретить все уже не получится. Запретите тогда еще и телевизор, и книги. Запретите все. Но в арабских кварталах Парижа шахаду можно прочитать на бетонных панелях многоэтажек. А на стенах арабских районов Лондона можно прочитать проповеди. Это уже здесь. И от этого никуда уже не деться. Поймите – такие места можно найти практически в любой стране. Мы уже проиграли исламскому терроризму эту идеологическую войну. Мы проиграли войну за информированность. И этого уже не исправить. По сути, мы сами вырастили автономного врага, которому уже не так уж и нужно внешнее руководство.

И в этом кроется одна из ключевых проблем борьбы. Можно сколько угодно говорить о том, что те или иные спецслужбы некомпетентны. То что мы не видим крови и не слышим выстрелов – ещё не значит, что война не идет. Да, мы уже говорили выше о том, что в ее ходе была допущена ошибка. Купюры могут быть эффективны на начальном этапе, но потом они всегда проигрывают по боевой эффективности обычным пулям. 

Война, так или иначе, идет. И мы узнаем только о проигранных битвах. Потому что именно эти проигранные битвы взрывают дома, аэропорты, самолеты и убивают людей. В остальном же, миру неизвестны ни те кто гибнут на этой войне, ни те кто выживают. Миру плевать на эту войну – ему главное, чтобы ему сытно жралось, тепло сралось и чтобы лично ему жилось спокойно.

Можно говорить о каких угодно ошибках. Но нужно понимать, что сейчас та же Европа в положении обороняющегося. И обороняющегося не в глухой обороне или хорошо защищённой крепости, а обороняя себя от раскиданных по всей подконтрольной территории боевых групп и одиночных исламских террористов. А тот кто обороняется – всегда теряет инициативу. И всегда вынужден “догонять”. Он просто не может действовать на опережение. Особенно если вынужден действовать не в военное время и на своей территории.

Да, может показаться просто. Воскресите Гитлера, оденьте всех в коричневую и черную форму, объявите одну высшую расу, выбейте на лбах граждан известные всем руны – и все быстро наладится. Исламский терроризм, да и терроризм как явление в целом, практически неэффективен, когда речь заходит о противодействии ему всего общества. Но на это никто не пойдет.

Третья мировая Реалии исламского терроризма - Last Day Club (5)

Правильно это или нет? Пока людей всё в целом устраивает – видимо, это правильно. Ведь изменения в таких вещах должны идти снизу, а не сверху. А пока с этим пытается бороться государство –  оно так или иначе обречено на поражения. Потому что можно бороться с бандами, можно набивать стукачами все известные группировки. Но как предотвратить то, что хороший работник транспортной компании просто сядет в свой грузовик и поедет давить людей? Как предотвратить то, что неуравновешенный подросток добудет оружие и пойдет стрелять? Как предотвратить  нападение случайного человека с топором или мачете? Запретить? Ну так запретите все. Заодно и отвертки, и кухонные ножи. Все запретите. Все чем можно убить человека. Все что вы не сможете контролировать. А главное – запретите мозг. В него-то уж точно не сможет влезть ни одна спецслужба мира.

Дело в том, что джихад не имеет цели в привычном нам понимании – в этом-то и проблема его восприятия в цивилизованном мире. В цивилизованном мире у войны есть логика, есть борьба за влияние и ресурсы. А они просто хотят видеть мир в огне. В речах их идеологов нет ни слова о том, что они хотят будущего для своих детей. У них и детей-то нет. Ребенок – всего лишь “заготовка” для солдата джихада.

А значит их война идет не ради каких то там определенных благ, хотя и это имеет место быть, ведь всем хочется немного чистоты и достатка, а ради того что бы не стало неверных. Причем мотивы могут быть у всех и каждого свои. Даже при наличии какой-то общей формулировки, им гораздо проще нести свой личный джихад. Понимаете? У каждого личный джихад. Своя идея, своя злоба. Своя обида. В их джихаде нет привычной нам логики. В нем нет и старания для будущих поколений – у них есть только “здесь и сейчас”. Просто чтобы все сгорело.

И тут мы подходим еще к ещё одной проблеме, пожалуй, к последней. Дело в том что это ещё и война прошлого с будущим. Парни из будущего прослушивают мобильные, сканируют телефоны, перехватывают пакеты и контролируют вай-фай. Они чётко знают, кто заходит в сеть и где он это делает. Парни из будущего боятся дронов и квадрокоптеров с бомбами, поскольку сами их используют и знают их силу. Но они уже не помнят что такое взять мачете и просто порубить всех вокруг. А вот бойцы Хуту и Тутси это помнят.

Ты можешь быть каким угодно крутым хакером, но еще ни одна программа не смогла открыть обычный ящик письменного стола. И пока крутые парни из будущего борются на фронтах современной, локальной войны, вокруг них уже давно разворачивается незаметная, но глобальная война, в том числе и с исламским терроризмом.

А парни из прошлого – они простые. Они знают что нельзя пользоваться телефонами, поэтому оставляют записки в мусорных баках. На салфетках в кофейнях. Потому что они проникли в общество настолько глубоко, что стали одной из его столпов – обслуживающим элементом. “Бойцовский клуб” помните? Вспоминайте. Потому что теперь это не фантазия Паланика, а реальность, которая может проехаться по вам на грузовике, ударить топором или выстрелить из нелегально добытого оружия.

Пора понять, что мир изменился. Он изменился целиком. И исламский терроризм вместе с ним. Нравится вам это или нет, но это факт. И теперь с этим придётся жить.

Третья мировая Реалии исламского терроризма - Last Day Club (4)

P.S. Не ищите в тексте подтекста – он предельно прямолинеен.

Автор – Wolf-Ops


Читайте также:


Примечание: Организации ИГИЛ, она же ИГ, или Исламское Государство, а так же Аль-Каида, Джебхат-Аксы, Джун аш-Шам, Лашкар-и-Тайба, Абу-Сайаф и пр. признаны террористическими и их деятельность запрещена на территории России, СНГ и большинства других стран.


Тэги:

авторское | армия | военное дело | ИГИЛ | общество | религия | социальный кризис | спецназ | террор | терроризм | Третья Мировая война |

1 комментарий
  1. Magomet Barakhoev 6 месяцев назад

    “Воскресите Гитлера, оденьте всех в коричневую и черную форму, объявите одну высшую расу, выбейте на лбах граждан известные всем руны – и все быстро наладится. ”
    Правильные слова.
    И это будет.
    Потому что достаточно много людей разных наций, которые любят свой язык, свои обычаи, свою культуру и не желают космополитизироваться под властью семитов, будь то евреи или арабы.
    Семиты доиграются до судьбы мамонтов.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Дорогие друзья, камрады и уважаемые наши читатели! Мы уважаем авторское право и готовим для вас только качественный контент - наши статьи авторские и уникальные! Если берете наш материал на публикацию, указывайте ссылку на источник! Ваша карма будет чиста, и оружие не даст осечек!

Наши друзья       Команда LDC       О нас       Связаться с нами       Мы в Facebook       Мы Вконтакте

Ragnarok Solutions © 2017

или

Войдите со своими учетными данными

или    

Забыли свои данные?

или

Create Account