Проект “Ледяной червь”

Проект "Ледяной червь" | LastDay Club image 37
[adrotate group="3"]

Сегодня я расскажу об одном американском военном проекте – сети передвижных ракетных стартовых площадок для ядерных ракет, пунктов управления и соединяющих их туннелей, расположенных под ледяной шапкой острова Гренландия. Проект не был завершён полностью, однако практические исследовательские работы в Гренландии продолжались несколько лет. За эти годы во льду были пройдены километры туннелей, по ним пущены поезда, смонтирован атомный реактор для энергоснабжения комплекса. Лишь природа помешала окончательной реализации этого амбициозного и даже фантастического проекта. В статье вы узнаете о политических предпосылках, послуживших началу проекта, ходе его реализации, трудностях и причинах закрытия. 


Политические предпосылки

В конце 50-х и начале 60-х годов XX-го века, американские военные столкнулись с серьезной проблемой, поскольку, Советский Союз приступил к развёртыванию межконтинентальных баллистических ракетоносителей (МБР) ядерных боеголовок. В ответ США развернули собственные МБР. Сперва Атласы и Титаны, затем Минитмены.

Однако, в глазах военных, эти ракеты обладали двумя недостатками. Во-первых, они размещались на относительно уязвимых, легко разрушаемых позициях, существующих лишь надеждами на неточность стрельбы противника. А, во-вторых, ракеты находились в подчинении Стратегического командования ВВС США, но не Армии.

Эта ситуация может показаться странной, однако в те годы армия чувствовала США себя обделённой, так как все ракетные программы были у неё отобраны и переданы ВВС и НАСА. Бюджет в этой сфере был сокращён до четверти былого финансирования, а функции свелись лишь к охране ракетных баз. Конечно, армия обладала тактическим ядерным оружием, но для полноценного возвращения в отрасль, она нуждалась в стратегической ракете большой дальности.

Именно тогда и возникла новая идея. В 1960 году Армейским Инженерным Исследовательским Центром был предложен проект «Ледяной червь». По планам, он должен был состоять из 600 баллистических ракет «Айсмен» средней дальности, развёрнутых, в тысячах километров туннелей, которые бы вырыли под ледяной шапкой Гренландии.

Лёд должен был уберечь ракеты от обнаружения, а так же сыграть роль брони при возможном ударе со стороны Советского Союза. По мнению армейского командования, размещённые таким образом ракеты, были менее уязвимы, чем стартовые комплексы ракет ВВС, при этом обладая более безопасной связью со штабами, по сравнению с подводными ракетоносцами.

Американские военные впервые прибыли в Гренландию во время Второй мировой войны, когда оккупировали остров, дабы предотвратить его от захвата немцами. Гренландия приобрела еще большее стратегическое значение с началом холодной войны, так как она лежит на линии воздушных маршрутов между США и западной частью СССР. Американцы предложили Гренландию как позицию для размещения своих бомбардировщиков и самолетов-разведчиков, действующих в направлении Союза, а так же средств ПВО, линии раннего предупреждения,.

Гренландия получила столь важное стратегическое значение, что США даже предлагали купить ее у Дании в 1946 году. Дания отказалась продавать остров, однако позволила США размещать там военные базы, и первое послевоенное соглашение такого рода было подписано в 1951 году. В него не было внесёно положение о запрете либо разрешении хранения ядерного оружия на этих базах, более того, такой вопрос преднамеренно даже и не поднимался.

К слову, работа в Гренландии была и остается сложной. Львиная доля острова покрыта толстой ледяной шапкой, лёд отсутствует только на узкой прибрежной полосе. Температура достигают минус 50 градусов, дуют сильные ветра, зимой царит полярная ночь.

Но стратегическое положение острова превысило эти трудности – американские военные построили три авиабазы, из которых самой важной стала авиабаза Туле, на дальней северо-западной оконечности. Небольшой аэродром существовал там с 40х годов, но строительство современной воздушной базы началось в 1951 году, и было закончено спустя два года. В случае войны, бомбардировщики B-36 и B-47 взлетали бы в Туле, беря курс на цели расположенные в западной части СССР.

Заинтересованность США в размещении в Туле ядерного оружия прослеживаются ещё до подписания договора. Изначально планировалось, что Туле может служить в качестве базы для перевооружения стратегических бомбардировщиков после их возвращения после из ударов по СССР. Другой возможностью, предложенной в 1957 году, стала идея о размещении в Гренландии ракет средней дальности. Газеты подали это предложение как неофициальное предложение Дании, однако датчане выразили сильное нежелание видеть на своей территории ядерное оружие.

Тем не менее, в то время как публичные отказы была жёсткими, совсем иными были неофициальные высказывания. Так, в ноябре 1957 года, посол США в Дании спросил датского премьер-министр Хассена, о том, хотела ли Дания быть проинформирована в том случае, если США разместят своё ядерное оружие в Гренландии. Пять дней спустя, премьер-министр ответил, что не предполагал, что слова посла требуют каких-либо комментариев с его стороны.

Американцы правильно поняли, что датское правительство не желает знать, чем они занимаются на их крайнем севере, включая размещение небольшого количества ядерного оружия на авиабазе в Туле.

Таким образом, в основу идеи легли трое составляющих – стратегическая обеспокоенность по поводу уязвимости американских МБР, политическое желание Армии в обладании собственными ракетами и предположение американских политиков, в том, что датчан можно убедить в размещении большого ядерного арсенала в Гренландии.

Ледяной червь | Last Day Club

Технические аспекты

«Ледяной червь» в начался в 1960 году с исследований, проводимых Армейским Инженерным Исследовательским Центром. Исследователи предложили построить сеть туннелей, вырываемых в ледовом панцире как траншеи, с последующим покрытием арочными куполами. Туннели должны были соединять ракетные стартовые комплексы, расположенными минимум в четырёх милях (около шести с половиной километров) друг от друга, с не менее чем метром льда над ними. Это позволяло сопротивляться избыточному давлению до 30 пси. Избыточное давление является мерой силы взрыва. Давление в 1 пси разобьёт стекло, 2 пси ломает кирпичные стены, а пять уничтожит все здания, кроме тех, что построены из железобетона. Последние начинают получать повреждения при давлении лишь свыше 10 пси.

Шестьсот ракет «Айсмен» было бы достаточно, чтобы уничтожить 80% целей в Советском Союзе и Восточной Европе. Ракеты должны были перемещаться между стартовыми комплексами по тоннелям на небольших поездах. Вся сеть управлялась из шестидесяти командных центров, каждый из которых выдерживал избыточное давление до 100 пси. Энергопитание командных центров и стартовых площадок должно было поступать от небольших ядерных реакторов. Комплекс должен был располагаться в 300 милях к востоку от Туле и охватывать площадь в 52000 квадратных миль

Конечно, защита в 30 пси было намного меньше, чем 300 пси у шахтных пусковых установок первых ракет серии «Минитмен», но реальная броня «Айсменов» была в их невидимости под ледовой шапкой. Русские должны были бы обрушить три с половиной тысячи восьми мегатонных бомб для уничтожения всего обширного комплекса. А если бы расстояние между стартовыми площадками было бы увеличено до 9.8 миль (около 16 километров) то число бомб менялось на 550, однако уже сто мегатонных. Но тот факт, что новые туннели могли бы прокладываться постоянно, позволял бы ввести 2100 стартовых площадок за 5 лет. Русские бы просто не успевали строить бомбы, поспевая за числом ракетных стартов.

Ракета «Айсмен» предполагалась быть модернизированным вариантом Минитмена с дальностью полета 6100 километров, круговым вероятным отклонением 1,48 километров и мощностью боеголовки в 2,4 мегатонны, с возможностью увеличения до 4 мегатонн. Время подготовки запуска составляло 20 минут в мирное время и от 40 до 60 при нахождении под огнём противника.

Для обслуживания комплекса требовалось 11 тысяч человек, включая 400 арктических рейнджеров и 200 операторов систем ПВО МИМ-14 Найк-Геркулес. Снабжение бы осуществлялось из Туле, посредством самолётов оборудованных лыжами.

Несмотря на внушительные масштабы, строительство планировалось завершить всего за три года с объёмами финансирования в $2.37 миллиардов долларов (в современных ценах это уже $17.25 миллиардов), включая ежегодные расходы в $409 миллионов (ныне $2.98 миллиарда) долларов. Основными проблемами считалась адаптация людей и техники к сильным холодам, но это виделось преодолимым препятствием.

ВВС и Флот назвали новые ракеты избыточными, в сравнении с Минитменами и Полярисами, а так же уязвимыми для атаки воздушным десантом. Контраргумент армии состоял в том, что, поскольку система находится вдали от населённых пунктов, это снижает потери среди гражданского населения в случае удара со стороны русских, а так же предложили более лучшую защиту ракет, чем ШПУ ВВС. А, в отличии от подводных лодок, комплексы бы находились постоянно на связи, связь по телефонным проводам, а не радио давал большую защищённость. Кроме того, ракеты обладали большей точностью и мощью. И хотя предполагались политические трудности с датчанами, проекту был дан зелёный свет.

Основание Кэмп Сенчури

Поскольку армия планировала развернуть атомное оружие под ледяной шапкой Гренландии, она начала исследования на предполагаемой местности. Следуя этому, весной 1959 года начались работы по выбору места и уже в июне, в 150 милях от Туле была основана научно-исследовательская станция, названная Кэмп Сенчури и располагавшаяся, согласно проекту, подо льдом. Тракторы доставили материалы и три швейцарских роторных установки «Питер Плоу», предназначенные для рытья траншей. Эти машины, передвигающиеся на гусеницах, могли извлекать до 33 кубических метров снега в час, отбрасывая его на значительное расстояние, в том числе и вверх.

Сперва была пройдена главная траншея, названная «Мэйн стрит», длиной свыше 330 метров, при ширине 8 метров и глубине в 9.

После проходки, сверху траншеи покрывались арками из рифлёного железа.

Пока шла проходка одних траншей, внутри других военные собирали двадцати пяти метровые вагончики-здания из деревянного каркаса, обшитого сборными щитами. Здания устанавливали на деревянные фундаменты, дабы сохранить между полом и снежным основанием воздушную прослойку. Аналогичная прослойка оставались вдоль всех стен, дабы избежать их подтаивания.

Кроме этого, для дополнительного отвода тепла, были прорыты вентиляционные скважины на поверхность. Здесь же проводилось электроснабжение, отопление и водопровод. Трубы покрывали толстым слоем теплоизоляции.

Торцевые стенки в траншеях так же возводили из снега – нарезая его большими кубиками и складывая, словно кирпичи. В таким образом возведённые стены встраивали деревянные пролёты дверей.

Спустя год после начала строительства, в июле 1960 года в Кэмп Сенчури был доставлен малогабаритный 400 тонный атомный реактор PM-2A. Сперва, он прибыл в Туле на борту судна, в порту перегружен на трейлер, а затем и на сани, которые до Кэмп Сенчури тащила пара гусеничных тягачей.

Подснежный зал для размещения реактора был самым крупным из всех, его строительство началось сразу, после окончания постройки жилых бараков. Каркас для реакторы построили из металлических балок, привезённых на тягачах из Туле.

Отдельно был сооружён вертикальный эвакуационный выход из реакторной.

Реактор был спроектирован и построен компанией ALKO в рамках Армейской Атомной Энергетической Программы и вырабатывал мощность в 1,56 МВт. Реактор содержал 37 топливных стрежня, располагаемых в 49 ячейках. Стержни содержали смесь высоко обогащённого диоксида урана и карбида бериллия, заключённых в корпус их нержавеющей стали. Пять стержней являлись регулирующими и состояли из оксида Европия. Кроме реактора были доставлены и остальные компоненты энергетической установки – турбина, генератор и пульты управления.

Установка, сборка и настройка системы заняла 77 дней, после чего реактор дал первый ток, выйдя на проектную мощность в марте 1961го и проработав в общей сложности 33 месяца, исключая простои на время обслуживания. Пиковое энергопотребление лагеря не превышало 500 КВт в час, что составляло лишь 30 процентов от возможностей реактора. За время работы реакторы было выработано 178 тонн радиоактивной воды, которую выливали прямо на ледовую шапку острова. Помимо электричества, от реактора получали 459 килограмм пара в час, который использовали для плавления льда в специальной скважине, получая, таким образом, 38 тонн пресной воды в сутки.

Строительство лагеря было завершено в октябре 1960 года, после этого там круглогодично проживало до 200 человек, затраты на возведение составили 7,920,000 долларов из которых 5,700,000 приходились на атомный реактор (в ценах 1960 года). Ныне это 57 с половиной миллионов и 41 с половиной миллионов соответственно. На финальной стадии проекта под снегом находились жилые помещения, кухня и столовая, туалеты и душ, зал отдыха и театр, библиотека и магазины, диспансер, операционная, лазарет на 10 коек, прачечная, научные лаборатории, холодный склад для продуктов, емкости для хранения воды и топлива, центр связи, атомная электростанция, дизель-электрическая силовая установка, административные здания, часовня и парикмахерская.

В лагере постоянно проводилось бурение льда, с публикацией результатов в научных журналах и это было его официальное назначение. Начиная с августа 1960 года, лагерь принимал двух американских бойскаутов в качестве младших научных помощников. Ребята прошли серьёзный отбор и прожили в лагере в течении 5 месяцев, причём один их них вернулся через год на второй сезон, став после окончания обучения геофизиком. 

В действительности же в лагере велось исследование особых методов строительства и эксплуатации – размеры тоннелей и энергосистема была максимально приближена к тем, что должны были войти в проект «Ледяной червь». По туннелям были пущены небольшие колёсные поезда – прототипы будущих подвозчиков ракет.

Изменения в программе

В начале 1962 года Министерство Обороны США окончательно решило не расширять ядерную триаду до четырёх компонент, однако предложило использовать Кэмп Сенчури для политических целей по успокаиванию европейских союзников. Европейская уверенность в том, что Штаты будут защищать их от вторжения русских, пошатнулась в связи с развитием ракетной отрасли в конце 50х годов. До запуска в 1957 советского спутника, США были уверенны в своём стратегическом превосходстве над СССР. В возможной атомной войне они выигрывали, они могли ответить ядерным ударом при попытке Союза вторгнуться в Западную Европу, и Европейским государствам не требовалось обладать собственными средствами сдерживания, всецело полагаясь на американский ядерный зонтик. Однако, быстрое развитие ракет в Советском Союзе изменило баланс и теперь, даже при ударе по территории СССР, он мог ответить симметрично. Возник вопрос – готова ли Америка рисковать своим существованием ради спасения Западной Европы от советских войск?

Америка была готова поделиться своим ядерным оружием с НАТО и искала пути для возможности это сделать, в обход своих законов, в первую очередь Акта МакМахона. По сути, формально акт не нарушался, поскольку юридически боеголовки оставались американской собственностью, а передавались лишь процедуры и протоколы запуска.

Министерство обороны представило два плана стратегических операций – размещение передвижных комплексов в Европе и вариант размещения ракет на подводных лодках и кораблях НАТО. Администрация Кеннеди была недовольна обеими вариантами, в особенности опасаясь возможным приобретением Западной Германией собственного атомного арсенала. Новое предложение о передачи пяти стратегических подводных ракетоносцев под командование НАТО, с сохранением за США процедур осуществления запуска, казалось недостаточным для успокоения Европы.

Именно в этом время, помощник министра обороны Пол Ниц, вспомнил «Ледяного червя». В начале 1962 годы была сформирована группа для анализа, состоящая из политиков, представителей армии и флота, но без ВВС. Группа пришла к выводу, что «Ледяной червь» достаточно хорошо защищён и может нанести ответный удар, после вражеской атаки, его намного проще передать под международное командование и смешанный личный состав, нежели флот или наземные ракетные комплексы. Кроме того он располагается в политически нечувствительных областях. Однако комплекс слабо защищён от обычных сил вторжения, сложен в строительстве и эксплуатации из-за сурового климата. Вдобавок, доклад чрезвычайно оптимистично относился к Дании и их согласию на размещение атомного оружия.

План лагеря

План лагеря

Несмотря на все разговоры, истинное назначение «Ледяного червя» никогда не сообщалась ни датскому правительству, ни общественности. Скорее всего, они бы сразу бы отказались, ведь хранение небольшого числа атомного оружия в Туле, совершенно не сравнимо с превращением трети острова в гигантскую ракетную базу.

Причины закрытия лагеря

Но проект убили не датчане и даже не американские политики. Причиной закрытия проекта стал лёд. К 1962 году стало ясно, что подвижки льда заметно превышают расчётные. Для содержания туннелей в целостности, ежемесячно приходилось делать подрезки и удалять снег. Объёмы удаляемого со стен снега и льда достигали 120 тонн в месяц. Если такое количество приходилось на построенные три километра туннелей, то на тысячи километров, какие предполагались по проекту, приходились бы миллионы тонн. Деформации стен начинались с верхних их частей, они сдвигались внутрь туннеля, стараясь зажать возведённые строения. Этот фактор и сокращение бюджета на полярные исследования привёл к тому, что в 1963 году был демонтирован реактор, а в 1966 году лагерь полностью оставлен. Несколько последующих лет продолжались вести наблюдения за подвижками льда, который в 1969 году практически поглотил помещения.

Информация по истинному назначению лагеря оставалась неизвестной Дании вплоть до 1997 года, пока на неё не наткнулся Датский институт международных отношений, при проведении архивных исследований. Это был шок для Копенгагена, в первую очередь масштабом амбиций США. Однако, учитывая большую давность событий, это не вызвало большого общественного резонанса.

Заключение

Я не нашёл современных фотографий c места нахождения лагеря, несмотря на то, что его точные координаты известны. Однако, за минувшие 50 лет движущийся лёд, должно быть, полностью раздавил оставленные бараки и коммуникации. Конечно, что-то могло сохраниться на поверхности – ветра в Гренландии очень сильны, и сдувают падающий снег. Так-же, с применением металлоискателей, можно обнаружить предметы погребённые под толщей снега и льда, но о сохранении до нынешнего времени каких либо подземных структур в виде ходов или залов, речи идти не может. Возможная поездка на место нахождения Кэмп Сенчури может нести, лишь мемориальный характер.

Использованные источники

 

Источник


Читайте также:


Тэги:

военная история | СССР | США | убежище | ядерное оружие | ядерный бункер |
Нет комментариев
Click on a tab to select how you'd like to leave your comment

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Дорогие друзья, камрады и уважаемые наши читатели! Мы уважаем авторское право и готовим для вас только качественный контент - наши статьи авторские и уникальные! Если берете наш материал на публикацию, указывайте ссылку на источник! Ваша карма будет чиста, и оружие не даст осечек!

Наши друзья       Наша команда       О нас       Связаться с нами

Ragnarok Solutions © 2017

или

Войдите со своими учетными данными

или    

Забыли свои данные?

или

Create Account